X

Иван да Марья

Василий Песков, великий, а сейчас, похоже, уже полузабытый журналист, рассказывал, что хотелось ему из командировки на Байконур привезти в редакцию и положить на стол «что-нибудь этакое». И сказать: «Это от ракеты». Ну и подобрал какую-то гайку, что валялась на бетоне. Спросил у инженера: «Это от ракеты? — Да, от ракеты. А зачем тебе она? — Вам, физикам, этого не понять…»

А что положить на письменный стол из ежедневных погружений в военную историю? Сотни ксерокопий разных документов и наградных листов о многом рассказывают, но нет в них прикосновения, нет духа времени. Как говорят архивисты, копии — они и есть копии. Нам, нефизикам, это тоже понятно. Вот разве что почти сказочная история про Ивана и Марью…

К ней я подобрался не сразу. Завершив продолжительный — больше тысячи дней — проект, посвященный 229-й стрелковой дивизии. Задумался: что сохранит из этого путешествия во времени моя память? Только то, что есть в черновиках, компьютерных файлах, в газетных вырезках? Но они созданы сейчас и здесь, уже моими руками. Список солдатских имен? Но и он распечатан на моем принтере, расцвечен чернилами из авторучки «Паркер» на листах моего блокнота. Что осталось от бывших мальчиков, бывших солдат, кроме черточки между двумя датами? Хорошо, если на памятнике в их родной деревне, или на мемориале в германской столице, или на братском кладбище где-нибудь в Польше… А для многих и эта черточка, скорее всего, воображаемая — пока существует моя память.

И тогда я обратился к историям трех солдат, которые потрясли меня.

Все трое в начале зимы 1941 года призваны военкоматами — Ново-Заимским, Ишимским и Армизонским — и зачислены в 229-ю стрелковую дивизию. Сначала у нее был другой номер, но в историю она вошла как 229-я.

Иван Ильин.

Александр Каминский.

Иван Буторин.

Каждый из них мог бы стать героем книги о прошедшей войне. Или просто героем с большой буквы — по их заслугам. Но так вышло, что рассказ о них сложился только сейчас. Понятное дело, рассказ неполон, без самого героя. Самый долго живущий из них умер в 2002-м. Быстротекущее время торопится стереть их следы. Попробуем задержать время. Хотя бы до выхода с печатных машин следующего номера газеты.

Минометчик Иван Ильин — в Курской битве он потряс своих командиров изумительной меткостью в обращении не со снайперской винтовкой, а с 82-миллиметровым минометом. И место его в бою было не на подготовленной и оборудованной огневой позиции, и бил он не по пристрелянным заранее целям, работал, как сказано в его наградных листах, в боевых порядках пехоты. Обороняющейся, наступающей, атакующей, когда и цели меняются, и ситуация на поле боя. Где солдаты бегут, стреляют. И по ним стреляют, по ним хлещут свинцовым дождем вражеские пулеметы. А у солдата-пехотинца, может быть, одна надежда на Ваню- снайпера: сейчас остановит этот смертельный дождь.

А после боя батальонный писарь выводит знакомое «в бою при прорыве обороны противника ст. сержант Ильин, работая наводчиком, лично уничтожил до трех огневых точек с их прислугой, а отражая вражескую контратаку огнем из трофейного пулемета, уничтожил до 15 немецких солдат и офицеров…»

И пришел домой Иван Ильин с двумя орденами Славы и с медалями. И дважды раненный. И умер вскоре после войны. Как сказала, не сразу вспомнив его, Любовь Бойчук из деревни Тумашово Заводоуковского района, отец солдата — Аввакум Ильин, — тоже воевавший, пережил сына на десяток лет.

Так и в деревне Симановой, что в Ишимском районе, только в старых хозяйственных книгах нашли упоминание о вернувшемся с фронта бывшем старшине Александре Каминском. А его подвиги (он только в 1944 году получил три боевых ордена) надо искать в наградных листах, в которых не сразу разберешься. А он «показал себя отважным и смелым разведчиком, отличился в боях за удержание плацдарма на западном берегу Немана. Зайдя с фланга, захватил вражеский пулемет и его огнем рассеял до взвода немецких солдат и офицеров…» Он был очень осторожен и опытен, но наступил на замаскированную мину. Вернулся домой в июне 1945 года, единственный из четырех сыновей, которых Хрестина и Иван Каминские отправили на войну. А вскоре уехал в Восточный Казахстан, и след его затерялся.

И третий герой. Такой же отчаянный и храбрый. И как у них — грудь в орденах. Прошел через всю войну в прямом смысле. Иван Буторин, практически позабытый и неизвестный в родном Армизонском районе. Он сражался под Ростовом, на Перекопе и в Севастополе, и форсировал Днестровский лиман, и спас от взрыва сербский город Ниш. А мы его потеряли и думали, что он нашел себе пару и не стал возвращаться.

Наши предположения оказались верны. Дойдя с войной до Австрии, он встретил там девушку, которую немцы угнали из Белоруссии на работы. Мария — так ее звали. Она репатриировалась домой, а он еще дослуживал в Молдавии, где стояла его часть. Кончил службу и отправился к своей Марье, как он ее называл. А домой, в Сибирь, тянуло. И вернулись оба в Тюмень.

Иван работал крановщиком на пристани лесобазы «Тура». Об этом мы узнали после того, как в газете «Армизонский вестник» был напечатан очерк «Он был батальонный разведчик» и пришло электронное письмо от местного краеведа Стафеева. Друзья редакции — Наиля Булатова из архива облвоенкомата и Лилия Корепанова из городского совета ветеранов — подтвердили, что Буторин действительно жил в Тюмени, а в ветеранских списках сохранился его домашний адрес и даже номер телефона.

К сожалению, мы опоздали. Почти на два десятилетия. Отважный разведчик скончался в 2002 году. Маргарита Михайловна Буторина (она была замужем за сыном Ивана и Марии) рассказала эту удивительную и романтическую историю о том, что случилось в самом конце войны. А еще она отыскала дома единственную сохранившуюся фотокарточку Ивана Буторина. Снимок сделан, вероятно, в 1945 году — на груди сержанта оба ордена и медаль «За победу над Германией». Карточка сильно потрескалась, но друзья редакции из городской библиотеки (в частности, Ольга Маковец) вернули ей прежний вид. Вот теперь все сошлось.

Второй снимок почему-то сохранил Иван Буторин. И мне думается, что это командиры его части — 1-го гвардейского Николаевского укрепрайона. С которым Буторин и пропахал пол-Eвропы. Видимо, дорог был Ивану Ивановичу этот снимок.

ФОТО ИЗ АРХИВА СEМЬИ БУТОРИНЫХ

***
фото: Иван Буторин;Офицеры 1-го гвардейского Николаевского укрепрайона.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта