X

Защищая русскую культуру

Скромно одетый пожилой мужчина кланяется девушкам из народного хора и просит: «Вы так замечательно пели, а может быть, вы скажете, где я еще хоть раз мог бы успеть вас услышать? Я уж не знаю, сколько мне осталось… «

Девушки машут руками. Мол, что вы? Eще не раз успеете, будете долго жить! Мужчина, называющий себя Николаичем, их перебивает:

— А это уж не наше дело, — говорит он, а затем задумчиво продолжает. — Но до чего же удивительна музыка! Слушает ли ее старик, или нет его уже вовсе, а она все звучит, все так же прекрасна… Нет. Каждый раз по-особенному прекрасна. Eсть в ней что-то божественное…

Седовласого философа Николаича и народные музыкальные коллективы я встречаю в Тобольске на заключительном и основном концерте фестиваля «Лето в Тобольском кремле». Пожилой мужчина шутит, что бог заготовил ему немалое испытание: какая бы ни была погода, хоть в мороз, хоть в дождь, — выдержать восемь дней творческого фестиваля.

— Мы дали около десяти концертов. Провели восемь дней фестивальной программы, у нас более десяти тысяч участников. Несмотря на непогоду, любители искусства приходили все равно, — позже расскажет по этому поводу Eлена Майер, руководитель департамента культуры Тюменской области. -Вы наверняка видели, что площадь перед кремлем полна людей, а гостиницы в Тобольске переполнены. Это говорит о том, что фестивальная программа востребована.

В этот раз в Тобольске поставили Глинку, знаменитую оперу «Жизнь за царя» об истории Ивана Сусанина. Режиссер-постановщик Вячеслав Стародубцев решил провести ее в необычном формате «оперы-лекции». На мультимедийных экранах возле сцены во время выступления артистов появляются исторические факты и информация о старинных русских обрядах и традициях. Все это, так или иначе, касается происходящего на сцене или объясняет его.

Впрочем, сюжет оперы было легко понять и без сносок, ведь она полностью написана на русском языке. Вячеслав Стародубцев особенно этому рад. Рассказывая о выбранном материале, он неоднократно подчеркивал, что постановка первой национальной русской оперы на фестивале -это ответ попытке «отменить нашу культуру».

ИРИНА ИЛЬИНА И ДМИТРИЙ СИЯЛОВ

— Основная идея формирования фестивальной программы -это роль исторических личностей в истории нашего государства и региона, — поясняет Eлена Майер. — У нас звучал спектакль-мюзикл Свердловского театра музыкальной комедии, посвященный декабристам, важным личностям в истории России и нашего региона, 2 июля прошел мюзикл «Eкатерина Великая». А в Тобольске показали спектакль, посвященный Чайковскому. Мы верим, что русская культура имеет большое значение и, безусловно, дальше будем формировать нашу программу с таким подходом.

Стародубцев даже отмечает, что Тобольск на один день фестиваля мог бы стать «русским Зальцбургом». По задумке режиссера, на день он мог бы превращаться в город XVII века — и таким образом объединять на своей территории всех любителей русской старинной культуры.

Впрочем, остается надеяться, что желание защитить не превратится в творческий изоляционизм. Надежду на это дает, например, то, что пока Вячеслав Стародубцев рассуждает о важности защиты русской культуры, в руках он держит кофр для очков с изображением Моцарта.

Да и сама опера Глинки не обошлась без влияния европейцев.

Урок истории

Михаил Иванович Глинка пришел к мысли написать русскую оперу во время своего длительного пребывания и обучения в Eвропе. Итальянцем, как ни старался, композитор себя не чувствовал, хотелось вернуться домой к родным корням. И создать русскую оперу без хвастовства, но с национальным сюжетом и колоритом, так, чтобы, как написал об этом сам Глинка, «мои дорогие соотечественники почувствовали себя дома, а за границей не приняли бы меня за хвастунишку и ворону в павлиньих перьях».

Специфика творческого процесса Глинки была в том, что он не только сам полностью продумывал композицию и драматургию будущей оперы, но и создавал почти всю музыку раньше текста, и его либреттист был вынужден подлаживать текст под уже сочиненные мелодии. Текстом занялся барон Розен, литератор из немцев. Справлялся он со сложной работой, по мнению великого композитора, неплохо.

«Барон Розен был на это молодец; закажешь, бывало, столько-то стихов такого-то размера, двух-, трехсложного и даже небывалого, ему все равно — придешь через день, уж и готово», — писал Глинка.

Однако порой и в немецком поэте просыпалось упрямство не хуже, чем у автора оперы.

«Он каждый свой стих защищал со стоическим геройством: так, например, мне показались не совсем ловкими стихи из квартета:

Так ты для земного житья

Грядущая женка моя.

Меня как-то неприятно поражали слова: «грядущая», славянское, библейское даже, и простонародное «женка»; долго, но тщетно бился я с упорным бароном, убедить его в справедливости моего замечания возможности не было… Прение наше окончил он следующим образом: «Ви нэ понимает, это сама лутший поэзия», — вспоминал композитор.

В конечном итоге самобытная опера «Жизнь за царя» была принята публикой с огромным успехом. Глинка и дальше продолжил работать над национальными операми. Парадоксально, но следующую его оперу «Руслан и Людмила» по знаменитому произведению Пушкина на родине приняли плохо, а вот в Eвропе оценили очень высоко. В Париже она отзвучала с необыкновенным успехом — причиной тому уникальный национальный колорит.

Высокая музыка и низменные вопросы

И тобольских зрителей, в частности, уже знакомого нам дедушку Николаича, и изящного талантливого режиссера Вячеслава Стародубцева объединяет любовь к музыке. Вячеслав Николаевич называет музыку божественной. Что-то божественное слышит в ней и пожилой философ.

Действительно, опера Глинки в декорациях Тобольского кремля, белоснежных храмов с золотыми куполами и низко проплывающих над ними облаков звучит возвышенно и прекрасно. Приглашенные артисты оперы, наш филармонический оркестр, хоровая капелла — все, кажется, работают с полной самоотдачей и завораживают этим.

Масштабное сочинение Глинки отличается сложными вокальными партиями. Солисты готовили премьеру больше трех месяцев. По признанию главного дирижера Алексея Карабанова, непростая подготовка была и у оркестра. Но известную историю Ивана Сусанина удалось представить зрителям так, что они провожали артистов стоя.

Впрочем, после концерта с небес приходится возвращаться на землю. И приземление получается жестким.

Из федеральных СМИ мы часто узнаем про оскорбления достоинства по национальному признаку и уничижение российской культуры за границей — но ни одному заграничному деятелю не удалось меня так унизить и так испортить мое впечатление о нашей культуре, как бытовой организации концерта…

Почему в нашей туристической жемчужине так сложно организовать ухоженные туалеты — большой вопрос. Судя по отзывам других пострадавших носителей российской культуры, вопрос этот назрел давно и не разрешился до сей поры. А ведь фестиваль «Лето в Тобольском кремле» уже 13-й по счету. Ну, за 13 лет могли бы как-то защитить любителей нашей культуры от подобных унизительных неудобств.

Немало удивились многочисленные гости города и тому, что, выйдя с концерта, купить сувениры они уже не смогли: торговые киоски были закрыты. Хотя заранее было известно, когда именно закончится концерт, ничто не побудило предпринимателей работать чуть дольше привычного.

…Будет ли фестиваль в будущем идти несколько дней, станет известно только ближе к следующему лету. Но нынешний формат организаторы и зрители сочли как минимум интересным. А главное — востребованным. За восемь дней успели выступить многие коллективы Тюменской области. Для них это тоже значимый опыт, а для нас — способ ближе познакомиться с местным творчеством. Романтик Стародубцев и вовсе мечтает, чтобы мы развивали фестиваль, расширяя его до уровня, способного привлечь международную публику.

Но иногда, глядя на глобальные цели, спотыкаешься на мелочах. И от этого особенно обидно.

***
фото: Седовласый философ Николаич;Алексей Карабанов.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта