X

  • 14 Июнь
  • 2024 года
  • № 63
  • 5562

Важно выразить, что такое Тюмень

Неформальный подход к общественным пространствам и архитектуре, минимум официоза — максимум свободных форм. Таковы принципы нового центра стратегического развития «Сибирь» и его главного архитектора, урбаниста Дмитрия Селивохина

— Почему именно вас пригласили в Тюмень, как думаете?

— Первое: потому что подобный опыт уже был в Волгограде. Мы там открыли центр четыре года назад, и он показал хороший результат, изменив ситуацию в городе. В том числе и в сознании людей. Архитектура стала повседневной, совершенно нетоксичной темой. Стало принято обсуждать общественные пространства. И оказалось, можно даже не орать друг на друга, а по-человечески общаться и идти вперед, развиваться.

Второе: у меня большой пул проектирования по всей России. Я не теоретик, а практик. И в Тюмени мы разрабатывали сложный мастер-план озера Круглого. Я приехал к вам на защиту проекта и познакомился с администрацией города. Оказалось, мы мыслим в одном направлении.

— Какое первое впечатление произвела Тюмень?

— Очень впечатлила, здесь запах воздуха другой, такой свежий. Eще на подлете поразили реки-озера, переплетенные с лесом, бескрайний чистый узор. Удивила контрастностью. Сочетанием деревянного зодчества с крупной застройкой. Это необычно.

— Увидели какие-то болевые точки?

— Необходимо зонирование города, чтобы уйти от лоскутности. Мыслить не территорией — там парк, там сквер, — а каркасом парков, каркасом набережных, не просто дворами, а типологией дворов. Дело ведь не в плотности застройки, а в подходе к новому. Взять Гонконг, город, где гиперплотность, свободного сантиметра нет. Но там работают серьезные урбанисты. Старинные переулки, панельная архитектура восьмидесятых, как в Советском Союзе, стеклянная архитектура и это все один дом -появляется новое и гармонично встраивается в старое. Важно понять, в чем идентичность Тюмени. Eсли брать окраину, мы видим много зон, где выросли поселки. И нужно придумать, как собрать их в единую городскую среду.

— Уже есть наметки?

— Важно консолидировать мастер-план города и создать систему навигации. Мастер-план — это единая стратегия, концепция генерального плана, учитывающая экономику, демографию, те факторы, которые часто остаются за бортом.

Eще важна система навигации -это совокупность табличек, которые вы видите в городе: от номеров домов до указателей туристических троп. Это называется графический интерфейс. Турист приезжает, и ему надо сразу дать управление, куда пройти, где что находится. Не просто стрелочка -Северный полюс — туда. А сложный графический язык, который должен выражать, а что такое Тюмень.

В том числе речь и о стилевом единообразии. Наш центр разрабатывает метакоды Тюмени, символы, из которых мы делаем маленькие пиктограммы, они будут на магнитах, на сувенирной продукции. Мост Влюбленных, тюменские весы, сквер Сибирских кошек, река Тура — полушуточные вещицы образуют стартовый подход к системе навигации.

— А вывески должны быть единообразными?

— Мы не можем ограничивать коммерцию. Баланс очень тонкий. Нельзя прийти и сказать: всем менять вывески. Кто это оплачивать будет? Должно быть общее понимание, что есть визуальный шум, а что -стиль. По улице идешь: отличная архитектура закрыта цветным безобразием, с рекламными конструкциями то же самое. Будем мечтать и верить, что это вопрос времени.

— Когда вы ожидаете увидеть первые результаты?

— Уже в 2024 году. В работе сейчас крупные проекты, формирующие новое лицо города, как парк имени Гагарина. Разрабатываем сквер Eршова. Большая территория, где одна из тем — герои его сказки. Но не в виде стендов, а в виде необычных архитектурных форм.

Мы взяли на себя часть дворов, запланированных к благоустройству в 2025 году. Проблемы разные: где-то удобной площадки для вывоза мусора нет, где-то детская горка обветшала. А вот из чего состоит классный двор? Это второй класс задач, который решаем в этом году.

Центр «Сибирь» — не временная организация, а инструмент, с одной стороны, быстрого хирургического вмешательства в городскую среду, когда надо собственными силами что-то поправить. Для этого не нужно привозить команду федерального уровня. Профессионалы уже есть в Тюмени. С другой стороны, центр «Сибирь» — образовательная и культурная площадка, потому что мы же прекрасно понимаем, что результат может получиться только тогда, если будет интеграция с вузами, будут приходить студенты — насладиться видом с пожарной каланчи, порисовать, они же останутся на стажировку и позже выйдут к нам работать.

И надо постараться, чтобы рабочие места были классными, чтобы хотелось здесь заниматься. Мы делаем для этого все возможное.

Важной стороной становится событийная матрица. Сюда приезжают с лекциями, проходят выставки. Все происходящее должно рассказывать про архитектуру, как отличить хорошее от плохого. Задача центра — чтобы не какая-то закрытая команда трудилась, погруженная в свои творческие мысли, а открытые двери для всех. Скоро сделаем вход с улицы, чтобы можно было посмотреть экспозицию резонансных городских проектов. «Сибирь» работает как центр пропаганды архитектурных систем и координат.

— Правильно я понимаю, что ваш центр берет на себя часть функций главного архитектора, но принимаются решения с учетом мнения горожан?

— Скорее мы — работающая вместе с администрацией Тюмени, аналитиками, архитекторами, студентами, преподавательским сообществом профессиональная команда урбанистов, которая своими руками делает проекты и защищает их на благо города.

Сюда можно прийти и сказать, почему территория хорошая или плохая, и тебе по-человечески ответят. Сейчас наша команда состоит из пятнадцати человек, и мы постоянно в поиске, особенно архитекторов. Наш принцип в том, что люди работают свободно, ты можешь предлагать любую идею, тебе не надо соблюдать какую-то субординацию, но идею надо защитить, показать ее целесообразность.

— А если ты не архитектор, можешь прийти и сказать: в моем дворе некрасивые качели?

— Так к нам и приходят: все проекты, которые мы делаем, пропускаем через обсуждение с местными жителями. В зале обычно яблоку негде упасть, все максимально открыто. Никакой модерации. К нам не приходят ругаться. Ведь каждый двор — своя планета, и к жителям обязательно нужно прислушиваться. Сначала осторожничают: а вдруг прогонят? А потом расслабляются и получается конструктивный диалог.

— Вы работали с музейными пространствами, что скажете о наших музеях?

— Первым делом пошел в музейный комплекс имени Словцова и был удивлен качеством экспозиции. Очень серьезная коллекция, сильная живопись. Думаю, можно интереснее разыграть сценарный план, поскольку и площадь, и коллекция позволяют создать экспозицию мирового уровня.

Музейное пространство — это парадокс пропорции. Вот сейчас мы находимся в комнате с хорошими пропорциями, сидим за столом, разговариваем, а в музее надо, чтобы было где-то очень узко, потом очень широко, потом темно, потом светло, чтобы контрасты будоражили, и ты не засыпал. Ведь музей строится на впечатлениях.

***
фото: Дмитрий Селивохин.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта