X

  • 18 Июнь
  • 2024 года
  • № 64
  • 5563

Лучшее впереди?

Дэвид Марксон. Любовница Витгенштайна. Гонзо, 2017.

Летом заяц серый, зимой белый, всегда трусоватый, смешной, а иногда мартовский. Имеются в виду безумные прыжки и драки в брачный период. Причем дерутся в большей степени милые заячьи «дамы», дают понять кавалеру, что нет значит нет. Любовь завоевать трудно. И чем безумней и необычней, тем интересней. Именно таков известный постмодернистский роман Дэвида Марксона «Любовница Витгенштайна».

Роман о том, как художница Кейт в один прекрасный день проснулась и обнаружила, что в мире не осталось ни одного человека, кроме нее. И даже ни одной чайки. А вот разные овощи и цветы, наоборот, остались. Кейт путешествует по опустевшему миру, пишет и оставляет письма на улицах городов — то ли людям, то ли Богу, вспоминает умершего сына, брошенного мужа, ходит по музеям, смотрит на картины, вспоминает всю мировую историю и культуру, а в конце обнаруживает, что на пляже кто-то живет. Кто-то, кроме нее. А может, это она сама? Одиночество однозначно ведет к безумию, как и состояние крайнего индивидуализма. Зачем слово «эгоист», когда уже есть слово «человек»?

Что будет с мировой культурой без человека? Зачем были все эти люди? Теперь Кейт — безраздельная владелица всех сокровищ мира, которые без человека лишаются смысла. Она старается вспомнить, перечислить как можно больше известных имен, дать наименование всему, как это де -лал Адам в начале времен. Но в конце времен Кейт охотно отдала бы все это за одного живого кота, о котором она думает гораздо чаще, чем о Рембрандте или Бетховене.

Этот грустный роман — реакция на современную неопределенность, где все размыто: границы между правдой и вымыслом, добром и злом. А человеку легче жить в определенном мире, заботиться о ближних, искать смысл и надеяться на лучшее.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта