X

  • 18 Июнь
  • 2024 года
  • № 64
  • 5563

Окуните ваши кисти в голубое

Площадь Борцов Революции, окруженная ансамблем исторических зданий — то место, где мне всегда нравится бывать.

Радуют глаз бывшее Александровское реальное училище, ныне аграрный университет Северного Зауралья, чуть далее дом купца первой гильдии Ивана Петровича Войнова, в настоящее время один из корпусов этого университета, за ним величаво возвышается Знаменский собор, через дорогу от него удивляет своей красотой дом гласного городской думы Николая Ивановича Давыдовского, сейчас в нем наркологический диспансер.

Объединяет эти здания их долговечность, всем им более ста лет (собору еще больше), богатая архитектура. Сочетание белого и голубого цветов в отделке этих строений делает их легкими и изящными. В морозный день от них словно исходит голубовато-дымчатый свет. Луч солнца, преломляясь о частички, расщепляется на спектр (все помнят в школе подсказку: каждый охотник знает, где сидит фазан) и по-разному ведет себя. Красные лучи не рассеиваются и проходят через все преграды, так называемые дисперсные системы, будь то туман, смог, дождь, темнота, снежная или песчаная буря, поэтому красный свет применяют как сигнал тревоги, бедствия и предупреждения, это светофоры, семафоры, ограждения, табло в зданиях.

Голубые лучи рассеиваются, создавая дымчатый свет, поэтому его используют в качестве маскировки, особенно с высоты. Так вот мои любимые здания прямо дышат, излучая голубое… Но, как всегда, что-то омрачает картину, а именно — нелепо возвышающийся белый монолит нового здания университета, как большой гриб-дождевик, появившийся на садовом газоне (многим знакомо желание тотчас его раздавить). Раздавить его мне не захотелось, я только огорчаюсь неуместному его появлению. Как важно, чтобы здание гармонично вписывалось в окружающую среду, в ландшафт, соседние дома. Практика показала, что втиснутые дома теряют красоту и вносят дисгармонию.

Ближайшее к нему здание голубого цвета — приемная комиссия аграрного университета. Ранее этот дом принадлежал купцу Войнову, хотя на здании висит мемориальная доска, извещающая, что в годы войны здесь располагался госпиталь — и все.

Иван Петрович Войнов оставил след в истории Тюмени как меценат и благотворитель. Он выделил деньги на постройку водопровода, поддерживал женскую гимназию, построил часовню Петра и Павла в деревне Букино, а в селе Малькове — деревянную церковь, которая сохранилась до наших дней.

Но главная его заслуга — это постройка первого родильного дома в Тюмени. Eго пожертвование не сразу приняла городская дума, ссылаясь сперва на то, что родильный дом не нужен городу, потом на то, что мало выделено средств на стройку. На строительство ушло более трех лет, и только в пятую годовщину его смерти родильный дом был открыт, и только благодаря дополнительному финансированию строительства вдовой Ириной Петровной Войновой в 1891 году. Роддом работал в Тюмени до 2002 года, затем здание снесли, не оставив никакой таблички о его существовании, как ни печально.

После смерти Ивана Войнова 19 января 1886 года его дом перешел во владение купца Багаева, в нем одно время размещалась коллекция древностей Ивана Словцова, затем магазин Eфимова вплоть до 1912 года, после расположились виноторговцы братья Дмитриевы, но их обвинили в мошенничестве, якобы они продавали «паленый коньяк», добавляя в винный спирт жженый сахар, однако на суде это обвинение было снято, после чего они покинули Тюмень.

Дом Войнова очень красив: скругленные углы, высокий карниз, окна с крупными фронтонами, балкон на фасаде, все это делает его изящным и представительным.

В этом доме 19 января 1886 года в Крещение за праздничным обедом скоропостижно скончался Иван Петрович Войнов, в этот день ему исполнилось 60 лет. Сколько он молился, строил часовни, церкви, родильный дом в надежде, что бог пошлет им с женой дитя, но все тщетно. За 112 лет существования роддома десятки тысяч родилось детей, сколько принял он отказников и подкидышей, не счесть. Тюменцы с гордостью вспоминают родильный дом номер один. Абитуриенты и студенты ходят по коридорам и комнатам в доме Войнова, получают знания и опыт жизни. Конечно, все это видит уважаемый Иван Войнов с небес и, несомненно, радуется. А я прошла мимо дома и сразу увидела, что фундамент требует ремонта, много трещин, отвалившихся кусков от стены, слабо укрепленных водостоков, потрескавшейся краски. Все-таки историческое здание следует беречь.

За Знаменским собором, на углу улиц Семакова (бывшая Подаруевская) и Володарского (бывшая Знаменская) есть еще один особенный дом. По нынешним меркам небольшой, но, подойдя ближе, замечаешь сдержанную красоту здания, высокие окна второго этажа украшены треугольными фронтонами, высокий карниз, дом поделен четким междуэтажным поясом, особой красотой выделяется ризалит парадного входа. Это один из домов усадьбы Николая Ивановича Давыдовского, которая включала несколько флигелей, построек, входных ворот и вообще занимала целый квартал.

Усадьба в центре города, да еще рядом с храмом — не каждому была дана такая возможность. Действительно, хозяин дома был известный и заслуженный человек, хотя родом не из Тюмени и даже не из Сибири, а из Сосницкого уезда далекой Черниговской губернии. Николай Давыдовский родился 25 июля 1841 года, после окончания дворянского училища начал работать в земском суде писцом, через два года, а именно в 1859 году, направлен с повышением должности в губернское правление Тобольска, где сделал большую карьеру, проявляя усердие в работе и общественной жизни города.

В 1868 году в возрасте 27 лет он получил назначение в Тюменское окружное полицейское управление и переехал жить в Тюмень. Вскоре, в 1870 году, он познакомился с будущей женой, Надеждой Михайловной Корчемкиной, дочерью купца первой гильдии Михаила Корчемкина, который в приданое ей дал пивоваренный завод в районе Тычковки на улице Громовской (ныне Циолковского), делами которого сразу начала заниматься жена.

Давыдовский был полностью погружен в работу, город был беспокойный, сколько ссыльных, переселенцев, каторжан проходило через Тюмень, да и среди местных постоянно случались проблемы — мошенничество, воровство, притоны, кусачие собаки, соседи с топорами и прочее. За годы работы он получал повышения в должности, денежные вознаграждения, благодарности, ордена разных степеней и дослужился до чина надворного советника, что соответствовало нынешнему званию полковника. Кроме всего, у него было много общественной работы, он являлся членом попечительского совета Александровского реального училища, жертвовал на учебные заведения города, шесть раз избирался гласным в городскую думу, помогал бедным и людям, пострадавшим от наводнения в заречной части города.

В семье подрастали дети, два сына и дочь, первый ребенок прожил очень мало, умер в младенчестве, второй сын Николай (1870-1900 гг.) скончался в возрасте 30 лет, дочь Софья (1877-1949 гг.) росла очень активной девушкой и быстро включилась в дела матери по управлению пивоваренным заводом. В 1901 году она вышла замуж за врача из Ялты, который служил в Александровском реальном училище. Смерть сына очень подкосила здоровье Давыдовского, но он еще больше стал помогать школам, детским приютам и, зная жизнь обездоленных, решил построить на свои средства ночлежный дом, выбрав место на углу улиц Всехсвятской (ныне Свердлова) и Даудельной. Архитектором был приглашен Константин Чакин, который спроектировал больницу, расположенную почти рядом с ночлежным домом, строительство которой шло на средства Андрея Текутьева.

На постройку дома Давыдовский пожертвовал 22 тысячи рублей, но строительство обошлось в 12500 рублей, остальная сумма пошла на содержание здания.

2 октября 1903 года ночлежный дом — великолепное каменное здание, прекрасно устроенное, сухое, теплое, с массой света и воздуха и разными удобствами, — был освящен и открыт для обездоленных. Надо сказать, что церемонию открытия этого дома, который, бесспорно, являлся украшением Тюмени, не почтил своим присутствием ряд богатых купцов. Возможно, завидовали дарителям, но свои деньги жалели тратить на подобные добрые дела.

В день открытия в доме накрыли столы с угощением — пироги с мясом, чай и белый хлеб. Нищих и бездомных, однако, пришло не так много: многие не знали, да и вообще привыкли жить где придется. А ночлежка была построена с умом. На первом этаже — раковины с водой, направо комнаты для женщин, а налево — для мужчин. На этом же этаже была особая небольшая комната для приходящих странников, а также комнаты с большими умывальниками и устройством для сушки белья и одежды. Две железные лестницы вели в верхнее помещение, где были также поставлены нары. За чистотой и уборкой следили сами ночлежники.

Через два года, в 1905 году, появилась заметка в «Сибирской торговой газете», в которой ночлежники выделили один из недостатков дома — негигиеническое устройство нар, которые были сделаны сплошными и даже в изголовье не огорожены. Предлагали разделить нары перегородками, сделать более удобными изголовья и поставить номера на нарах, чтобы каждый знал свое место. Это замечание было учтено.

В 1905 году городская дума внесла предложение присвоить Николаю Давыдовскому звание Почетного гражданина города за строительство ночлежного дома и постоянные пожертвования на содержание учебных заведений Тюмени. Но после торжественной речи Текутьева на заседании думы Давыдовский зачитал заявление, в котором указал, что дела его не столь значительны, чтобы быть достойными такой высокой награды. Это был первый и последний случай, когда кандидат отказался от звания почетного гражданина.

Умер Давыдовский в 1909 году от воспаления легких, прослужив Тюмени без малого 40 лет. Похоронен на Текутьевском кладбище, могила не сохранена.

В том же 1909 году на международных выставках в Лондоне и Милане пивоваренный завод Давыдовских за высокое качество пива получил большую золотую медаль и особые призы — «Гран-При» и «Большой почетный глобус». Высокое качество пива обеспечивал знаменитый немец-пивовар Дюмлер, сохранивший свои секреты.

В 1919 году пивоваренный завод Давыдовских был национализирован, после чего дочь Давыдовского Софья вместе с мужем переехала в Крым, откуда руководила заводом. В 1942 году пивоваренный завод со старого места на улице Циолковского был переведен в Заречье на улицу Береговую, 19 (бывший дом-усадьба купца Решетникова), где как Тюменский пивзавод работал до 1999 года, после его закрыли, объявив банкротом.

С 1914 года ночлежный дом постепенно заполнялся ранеными с фронта, а потом пострадавшими в боях с белочехами, войсками Колчака и жертвами восстаний. Уже в советское время ночлежный дом был переоборудован в приемный покой третьей городской больницы, затем инфекционной, со временем здание больнице перестало быть нужным и было отдано на растерзание ветрам, снегам, ливням и вандалам. Одно время его завесили баннером, но слишком маленьким, он выглядел как заплата. Историческое здание не охраняется, хотя было признано памятником архитектуры. Очень хотелось бы сохранить его для потомков как пример бескорыстной любви к городу Тюмени. В настоящее время дом продан с условием восстановления его прежнего облика.

Дом Давыдовского на улице Семакова, 11 служил и сейчас служит городу, много организаций размещалось в нем: в тридцатые годы здесь был костно-туберкулезный санаторий, в семидесятые-восьмидесятые — областной трахоматозный диспансер, а с девяностых — областной наркологический диспансер. Сколько людей прошло, ног протопало через порог этого здания, тяжко, наверное, ему, но здание крепкое, построено на века.

Много людей проходит мимо, не зная, чем это здание примечательно, кто был его владельцем. И, увы, таких «безымянных» домов в городе достаточно много.

ФОТО ЮЛИИ КОНОНОВОЙ

***
фото: Дом Давыдовского на улице Семакова;Дом Войнова на улице Республики.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта