X

  • 21 Июнь
  • 2024 года
  • № 66
  • 5565

Без всякой ступы или бубна

Загадочные отношения у нас сложились с атмосферными осадками. В прошлом году «Радости» исполнилось десять лет, а если считать те годы1, когда мы были филиалом Всероссийской организации «Много деток — хорошо!», — то все пятнадцать. Так вот, за все эти годы у нас ни разу не бымо дождя на уличных мероприятиях.

Мне уже даже интересно: когда это случится? Eсли какое-то мероприятие лично мое, скажем, едем в лес с детьми — дождь легко может быть. А если с «Радостью» — то нет.

Ну, да, я брала благословение на открытие организации. Других объяснений нет.

В 2008-м был запланирован «День семьи» на Цимлянском, по прогнозам обещали грозу. Мы отработали праздник в жуткой духоте, но при ясном солнышке. Уехали в 13.30 — а в 14.00 ливень обрушился на молодые семьи, которые заняли площадку после нас.

В 2015-м играли в пейнтбол с госслужащими. Дождь кончился за час до игры и начался во время вручения дипломов.

Пару лет нас пускали на этно-фестиваль «Небо и земля» как со-организаторов. По традиции фестиваль всегда проходит в начале июня — а в Тюмени по данным столетних метеонаблюдений в это время всегда дожди. Так вот, когда мы там были как работники — дождь шел только по ночам.

Слухи о нашем загадочном влиянии на погоду дошли до некоторых руководителей департаментов. Как-то к нам обратилась структура, организовывавшая некую ярмарку на открытой площадке. С нас попросили рекламу и хорошую погоду, взамен обещали дать место, чтобы наши мастерицы смогли продавать свои работы. Но в последний день нам отказали в участии. И весь день моросило.

Но самая смешная история случилась в 2019 году в День города.

Наши волонтеры зарегистрировались на участие в городском фестивале «Добровольческие игры», который прошел тоже на открытой площадке — в сквере Александра Моисеенко около медакадемии. За неделю до этого я написала детям пару диалогов, чтобы руководитель отряда Виктория Васильевна шестнадцати лет от роду вставила эти шутки в сценарий. Но в день фестиваля Виктория Васильевна была вывезена родителями в сад за малиной. Отряд заметил потерю бойца, но то было и к лучшему. Потому как выступать с детьми пошла я. За пару часов до начала шоу мы разложили свои вещи на лавочке, и я спросила: «Где сценарий?» «У нас их два!» — гордо сказали дети и подали мне… две распечатанные мои же шутки. Минут пятнадцать я жестикулировала, как боцман, обнаруживший на палубе обезьяний помет. Потом взяла лопату… то есть ручку, бумагу и скотч. И мы состряпали сценарий, как Колобка — из того, что было в сусеках.

С первой частью фестивальных заданий мы облажались от души. Даже телефон дали поснимать человеку, который его перевернул, и прямая трансляция сейчас годится к просмотру только в положении «голова на ухе». Сценарий писался под тех волонтеров, которые пришли, а это в основном девочки. Ярик, которому было почти пять лет, тоже получил роль: он должен быть по сцене ходить с часами, на которых скотчем зафиксировали «21.00» — то самое время, когда дети сообщают, что им «завтра в школу надо…». Так вот. С утра было тепло. К обеду стало жарко. После сценического позора мы отправились исполнять вторую часть марлезонского балета — надо было сидеть за столиком и задавать вопросы командам. Через полчаса все убежали дальше, я оставила Яську присматривать за столиком и уползла в тень. Там, в тени, прятались от солнца и диких тюменских подростков усталые москвичи. Надо сказать, что организаторы фестиваля пригласили актеров театра и кино — Дмитрия Белоцерковско-го и Александра Алешкина. Они со стойкостью свадебных генералов открыли фестиваль, а потом исполняли роль милых енотов, с которыми фоткаются все, кто поймает.

— Можно я около вас посижу? Ребята напряглись так, будто автограф можно взять силой.

— Мне от вас ничего не надо, просто у вас тень.

Заулыбались. Алешкин посмотрел в телефон и изрек:

— Яндекс говорит, что через полчаса будет дождь, так что жара ненадолго.

— Не будет дождя, — привычно отмахнулась я.

— То есть?!

— Пока моя команда не получит хотя бы диплом за участие — дождя не будет.

Дмитрий Сергеевич посмотрел на меня с еще большей опаской. Ладно, когда тетка средних лет рвется за автографом. Но когда она явно бредит? Я вкратце пояснила, что не бывает дождя там, где мы участвуем командой. Предложила:

— Забьемся на мытье офиса? У меня тут сто квадратов недалеко. В Москве пару раз в год бываю. Проиграю — приеду, помою что скажете. Алешкин покачал головой:

— Дим, она чересчур уверенно говорит. Я бы поостерегся.

И мы поостереглись. Потом были еще какие-то конкурсы, потом объявили награждение.

Тучи над сквером ходили синие. Нас вызвали первыми с еще четырьмя командами. Разумеется, мы должны были получить просто утешительные призы.

— Собирайте вещи, нас сейчас зальет, — сказала я детям. — Наша задача — со всеми этими мечами и мешками добежать до крыльца медакадемии, а это метров триста. Под ливнем.

На сцене произошла путаница, искали дипломы, пакетики, списки, в итоге отпустили всех, кроме меня.

— Все? — спросил Дмитрий Сергеевич, отдавая мне подарки.

— Диплом надо.

Он вытащил его откуда-то из кучи, подал, профессионально улыбаясь фотографу. Я подошла к краю сцены и потрогала актера за плечо.

— Что-то забыли?

— Дима, а вот теперь — ДОЖДЬ!

Я прыгала со сцены одновременно с тем, как небо просто порвалось. Когда была у лавочки с вещами, уже лило вовсю. Лавочка стояла прямо за сценой, и потому Белоцерковскому было удобно посмотреть на нас с удивлением и от всей души показать большой палец. Наверняка у него были вопросы, например, сколько стоила такая настройка облаков? В Москве, говорят, перед парадом тучи специальный авиаполк разгоняет. А у нас так, гнусное любительство, причем даже без бубна и ступы.

До крыльца медакадемии мы добежали абсолютно мокрые. Подождали, пока выльется основная часть запасов воды с неба. Дети рассматривали содержимое своих подарков: деревянный магнит, диплом, скидка в 3000 рублей при покупке путешествия на 50 000 рублей и кусок вполне приличного мыла.

— Зачем это? — спросил один ребенок. Второй, уже прокачавший скиллы юмора, ответил:

— Ну, все в соответствии с погодой. После получения дипломов, после позора на сцене, после коллективного забега — ПОМО-О-О-О-EМСЯ!

Люблю их всех.

(Отрывок из будущей книги «Как не сойти с ума от доброты»)

* Eлена Тенегина -руководитель общественной организации многодетных семей «Радость».

Eлена Тенегина

***
фото: Фото на память с Дмитрием и Александром.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта