X

  • 23 Июль
  • 2024 года
  • № 79
  • 5578

Воспоминания о моей пятидесятой

Окончание. Начало в № 65.

В девятый класс пошло учиться мало, все мальчики подали документы в железнодорожное училище, девочки в кооперативный техникум, многие в различные ФЗУ для получения профессиональной рабочей специальности.

В девятый класс пошли 26 девочек и всего два мальчика, за учебу надо было платить 150 рублей за год, дети, у которых отцы погибли на войне, от оплаты освобождались. Мой папа не погиб, но после войны в семью не вернулся, поэтому обучение у меня было платное. Эти два года пролетели так быстро на удивление. Классным руководителем была учитель математики Eкатерина Яковлевна Вяткина, она была по натуре сдержанная, суховатая, и как-то к ней не тянулись ученики о чем-то поговорить. Мне казалось, что она меня недолюбливала, особенно после одного случая. В один из холодных дней зимой я не пошла в школу, мама это знала, но соседка Ида предложила сходить в кино, в «Темп». Только я купила билет, как кто-то меня дернул за рукав пальто. Это была Eкатерина Яковлевна. Она сказала: чтобы завтра мама была в школе. Настроение пропало, я все кино проревела и маме все рассказала, на что мама взяла мой дневник и написала Eкатерине Яковлевне письмо, что знает, что Таня не была в школе и еще что-то. Это мамино сообщение точно E.Я. не понравилось, а мне было приятно, что мама защитила меня.

Я хотела поговорить с Eкатериной Яковлевной насчет уроков физкультуры, но не решалась. Это было связано с допуском девочек в так называемые критические дни, для чего мы шли в медицинский кабинет и в очередь подходили к медицинскому работнику, которая выдавала ватку, проделав манипуляцию, показывали ей и бросали в таз. Как-то я оказалась последней в очереди. Подойдя к медработнику и увидев в тазу кучу красных клочков ваты, я почувствовала себя дурно, меня затошнило. Больше я в этот кабинет не ходила, приходилось пропускать уроки — или приходила и делала не все упражнения, за что получала замечания. Неужели нельзя было сделать это все цивильно и индивидуально? Интересно, как сейчас обстоят дела с этим в современных школах?

Экзамены были у нас ежегодно с четвертого класса, поэтому мы привыкли к ним, страшными они не казались. Eдинственное, за что мы переживали, так за сочинение на аттестат зрелости. Это был серьезный экзамен, так как темы сочинений узнавали только в классе, обязательно нужен был эпиграф, план сочинения, минимум пять цитат автора, по которому писалось сочинение, личное мнение о происходящем, не говоря о стиле, орфографических ошибках и пунктуации.

Запомнился выпускной вечер, который чуть не омрачился одним событием. Мы после школы мечтали о самостоятельности, манила взрослая жизнь. Глупые, на вечер всем хотелось сделать прическу, долой косы. Поутру я пошла в парикмахерскую, что была на углу улиц Республики и Дзержинского, там работала целая еврейская семья, Борис, Броня, Роха и еще кто-то. Борис славился как мастер по прическам, к нему попасть было трудно, но в это утро он был свободен, на мою просьбу ответил — приходи к часам четырем, мне показалось странным, и время было близкое к выпускному. Я ушла, весь день думала и к назначенному времени явилась, но он суровым голосом объявил, что выпускницам не разрешено делать прически.

Дома я распустила косы, собрала их в пучок, завязала его бантом, затем выстригла челку, которую завила, нагревая металлический наконечник ручки над керосинкой, благо не сожгла лоб. Мне показалось, что получилось хорошо, надела выпускное крепдешиновое платье цвета нежного абрикоса, сшитое у портнихи, и новые туфли, а вот они меня подвели, были тесными и на каблучке, тоже было непривычно. Вечер тоже запомнился, он проходил в спортивном зале, вначале торжественная часть с вручением аттестатов, затем концерт, прогулка по саду, затем возвращение в зал, где были накрыты столы и для каждого был стаканчик с розовым вином. Многие и не притронулись к нему, как и я. Вскоре у окон спортивного зала собралось много ребят, которые не пошли в девятый класс. Они часто приходили к школе, чтобы покататься на катке, чаще встречались на катке Центрального стадиона, летом на танцах в железнодорожном саду, надо сказать, дружба продолжалась, многие начинали дружить. Я вспоминаю, как искала глазами в павильоне центрального катка Сашу Щ., мне так нравилось с ним кататься, взявшись за руки. Летом он приглашал изредка меня на танец в саду, радостная я просто порхала, но знала, что он дружил с Галей Т. Вот тогда я поняла различие: когда танцуешь с человеком, который тебе нравится, и просто со знакомым.

Мы стали передавать стаканчики с вином через окно пришедшим ребятам. Потом были танцы и прогулки в нашем пришкольном саду. Мы шли по саду с моей подругой Эммочкой А. и Костей С., который всегда проявлял знаки внимания Эмме, она была очень красивая девушка и особенно всех поразила, когда летом перед 10-м классом появилась в образе колдуньи, как раз вышел фильм «Колдунья» с Мариной Влади в главной роли. Эмма распустила белокурые волосы, сделала челку и лицом очень походила на Влади. Когда она шла по улице Первомайской, все до одного прохожие смотрели на нее с удивлением и восторгом. На выпускном вечере она была в нежно-голубом платье и с этой же прической, что оценили все учителя, литераторы сравнивали ее с девушкой в голубом из стихотворения Eсенина. Всем хотелось романтики, чего-то необычного, и Эмма решила пробежаться по саду, подхватив меня за руку, а Костя устремился за нами. Я летела как Ассоль навстречу мечте, какой-то порыв юности уносил меня вперед, я ни о чем не думала, была как в облаках, но, добежав до конца аллеи, остановилась и увидела, что бежала я одна, а Костя с Эммой шли по дорожке, забыв обо мне. Я не обиделась, просто порадовалась, что я испытала необычные чувства и надеялась, что это снова повторится в моей жизни, так оно и случилось, меня догоняли и кружили на руках.

Спасибо учителям, что организовали нам такой вечер! Уже на рассвете мы все пошли на берег реки Туры с нашей Eкатериной Яковлевной. Тишина, ветерок с реки, расставание с юностью вызвали у многих слезы, E.Я. всех обнимала и по-матерински с нами прощалась с добрыми напутствиями.

Так закончилась наша школьная жизнь, из всех выпускников из нашего класса в институты пошли десять выпускниц, остальные нашли другие профессии, но все стали отличными людьми. Встречала Соню в магазине «Восход», где она была продавцом, потом заведующей, ходила к Нине на стрижку в парикмахерскую, встречалась с одноклассниками, которые работали в аптеках, детских садиках, больницах, другие врачами, учителями, инженерами, одна девочка после учебы в УПИ стала специалистом по точечной сварке и работала на авиационном заводе в Омске. Многих уже нет, светлая о них память.

С немногими до сих пор поддерживаем связь, вспоминаем прошлое, живем настоящим и переживаем о будущем наших внуков и правнуков, ведь мы сами дети войны и знаем все тяготы и потери от военных действий.

P.S. В декабре 2001 года школа перешла в ведение тюменского департамента образования, в 2019 году был проведен капитальный ремонт здания, в юбилейный 2024 год планируется ее снос, хотя в этом году школе исполняется 120 лет (и 85 лет зданию). Печально, но многое исчезло, нет кинотеатра «Октябрь», клуба Ильича с кинотеатром, народным хором и театром, дворец «Железнодорожник» во власти торговли, нет сада, от него осталась только одна аллея сквера Семена Пацко, нет поликлиники и больницы у вокзала. В знаменитом здании поликлиники, архитектором которого был Константин Чакин, какая-то контора. Снесли многие дома на улице Мира, где жили мои одноклассники… Но надежда умирает последней, возможно, возродится и школа № 50.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

***
фото: 10 класс.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта