X

  • 25 Июль
  • 2024 года
  • № 80
  • 5579

Песочница радостей и страдании

Дочка прижала ведерко к себе и приготовилась плакать. Мальчик, сидевший в песочнице напротив, играл ее граблями. Потом он выхватил из рук Милы лопатку и стал класть песок ей в ведерко. Появление захватчика игрушек было внезапным. Я просила Милу не жадничать, но она захныкала и еще сильнее вцепилась в ведро. Мальчик решил уйти. «Ну и правильно. Зачем с жадной девочкой играть», — выдала его мама напоследок так, чтобы я обязательно услышала

Конечно же, я расстроилась, хоть и не показала виду. Но от женской эмпатии нереально что бы то ни было скрыть. И мама другого малыша, с которым Мила играла до этого, порадовалась за нее. Мол, не жадность это, а отстаивание личных границ. Не должна она делиться, раз не хочет. Оказывается, из-за таких вот ситуаций мы, взрослые, порой не в силах сказать «нет». Наш опыт из песочницы обязывает соглашаться через силу.

И вообще дети до трех лет не развили чувство собственности к своим вещам, поэтому они могут воспринимать их как часть себя… И заставлять их отдавать свои игрушки — словно угрожать и ранить. Ребенок может подумать, что его вещи не принадлежат ему, и почувствовать себя обделенным, а в будущем начнет ломать игрушки, чтобы не делиться.

Eе слова заставили меня крепко задуматься. А ведь действительно, почему моя Мила должна отдавать свои игрушки, если не хочет? А что еще я не знаю о том, как мне нужно вести себя в песочнице?

Всякий раз, отправляясь на прогулку с ребенком, я испытываю стресс во время нашего с ней взаимодействия с другими детьми и их родителями. Песочница стала местом, где одновременно у меня зашкаливает серотонин, ведь я сама обожаю лепить фигурки, и поднимается адреналин из-за непредсказуемой коммуникации. Ведь маленькие дети относятся друг к другу пока что как к игрушкам. Не ровен час, она может ткнуть кому-нибудь в глаз или проморгать собственный. А уж диалоги с родителями чего только стоят! То опозориться боишься, то ненароком задеть чьи-то чувства. Не беседы, а сплошные соцопросы: сколько лет, что умеет, как едите, хорошо ли спите…

Надо сказать, в тот день мое расстройство случилось не впервые. Я впала в ступор, когда в одно из первых посещений детской площадки один мальчуган агрессивно стал кричать на Милку: «Нельзя! Нельзя, я сказал!» При этом моя дочурка ничего такого и не делала, просто копнула песок рядом с ним. Я оттащила малышку подальше от крикуна, да и все на этом. Как объяснить ей, чтобы не пугалась такого, от чего можно и заикой остаться, я была без понятия.

Но есть и хорошие моменты. Детки повзрослее с ней охотно играют. А один мальчик на пару лет старше прям налюбоваться не мог. Все подбегал, обнимал, гладил по щечкам. Милка так радовалась и заливисто смеялась, что, если бы его не увела бабушка, я бы благословила их на женитьбу, наверное.

Бабушка эта, кстати, тоже оказалась из числа тех, чьи слова заставили меня почувствовать себя неуверенно. Второй ее внук пытался забрать Людмилину соску и сунуть ее в рот себе, чем вызвал неподдельное (или нет?) удивление. «Как так? Ни Игореша, ни Тимур ни разу соску в рот не брали, вообще не знают, что это такое даже! Зачем?! Для чего она вообще нужна…», — заголосила бабушка. Когда ее внук начал грызть деревянный бордюр, я, конечно же, объяснила, зачем она нужна. Но осадочек, само собой, остался. Эта дискриминация из-за соски на самом деле частое явление. Родители косятся тут и там и не забудут горделиво поделиться, что их детишки пренебрегают соской с самого рождения. Теперь я забираю у ребенка соску в момент прибытия на детскую площадку. Но не потому, что мне стыдно за ее наличие. А потому, что все эти дети, «не берущие соску никогда», пытаются ее «зачем-то» взять.

Вообще мы не планировали давать Людмиле соску в принципе, но нас хватило на пару часов после приезда из роддома. Это смех и грех, конечно. Чувствовать себя виноватыми в том, из-за чего не стоило и вовсе переживать. Соски не полезны и не вредны одновременно. Вопрос в правильном применении — и только. Но мифы сильны в нашем обществе: от «затыкать рот ребенку» до «задержки развития». Чего в этом диапазоне только не наслушаешься.

И еще многое услышать придется. От родителей других детей и самих детей, воспитателей и учителей, а также всяких «мимокрокодилов». И меня уже нервирует заранее такой расклад. Но, как однажды я говорила своей подруге, которая посетовала на демотивирующие ее сына высказывания родственницы, главное, стараться объяснять ребенку, как все обстоит на самом деле. Видимо, даже если дитю всего год, стоит проговаривать вслух: «Нет, ты не жадина, Мила, это твои игрушки, и тебе решать, с кем ими делиться. А мальчик не хотел тебя обидеть, он крикнул потому, что был увлечен своей игрой, и не подумал, что может напугать тебя». И да, возможно, эти речи пока скорее будут успокаивать меня, чем Милу. Но навык этот точно пригодится в будущем.

* Юлия Стафеева, мама Людмилы (12 мес.), педагог, психолог и общественный деятель

ФОТО ЛЮДМИЛА СТАФEEВА

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта