X

Солнышко засветило ярче, вы заметили?

Оторвите взор от затоптанного снега, даже если рискуете поскользнуться на плохо чищенном тротуаре. Eще холодно, но зима уже обещает закончиться. Eще продолжают взрываться котлы и лопаться трубопроводы, но садоводы и огородники мысленным взором отыскивают в сарае свои любимые лопатки и перебирают пакетики с семенами. Жизнь продолжается, и хотя недостатка в мрачных прогнозах по-прежнему нет, они воспринимаются гораздо легкомысленнее.

Человек должен быть в чем-то легкомысленным. Человек должен быть расчетливым, но в то же время никто не запрещает ему думать, что рядом с обязательными несчастьями есть такой прекрасный, такой удивительный и всегда (ну, если не всегда, то очень часто!) вывозящий нас «авось». Такие уж мы, люди, живущие на стыке двух континентов -Eвропы и Азии.

Вспоминаю, как в апреле 1980 года я был в командировке в Тарко-Сале. Первый поезд пришел, был митинг, и был на митинге я, корреспондент радио. После митинга все транспортные строители и гости пошли на банкет. А я отправился в аэропорт, что на противоположной стороне Пура. Самосвал высадил меня у реки и уехал. Белая река — и ни одного следа. «Пошли, корреспондент, — дернул меня за рукав поддатенький парень в монтажной куртке. — Не боись, я проведу, я туда уже столько раз за водкой ходил…» Он спустился с берега, на заснеженный лед. Я — следом. 50 метров, сто… Неожиданно следы моего попутчика стали темными: вода! А он, не останавливаясь, валил в сторону Тарко-Сале. Я шел по его следам, придерживая ненавистный тяжелый магнитофон, и слышал стук собственного сердца…

«Авось», мой родимый «Авось», который не раз спасал меня в жизни, не подвел и на этот раз. Мы вышли, мы не провалились…

…Последний год, 1993-й, был не то что несладким, а временами просто невыносимым. Из личного в смеси с общественным нередко складывалось такое, по сравнению с чем давний переход через Пур вспоминался, как нечто воздушное. «Не боись, — уговаривал я себя. — Будет утро, и все в мире покажется другим. Лучше будет, добрее…» Действительно, наступало утро, что-то, вчера — громадное, как бревно, оказывалось не больше щепочки на дороге, что-то утрясалось, с непримиримыми накануне противниками удавалось найти общий язык…

Надо верить в лучшее. Как верят в нашу землю, в нашу страну очень многие люди в России и за ее пределами. На третьей странице нашей газеты мы печатаем главу из книги о будущем России, которую вместе с Д. Йергиным написал мой друг профессор Густафсон. На том экземпляре, который он подарил мне, есть русские слова, адресованные моей семье: «Я желаю для вас такую Россию, где можно жить спокойно и достойно. И не сомневаюсь в том, что к 2010 году она такой и будет».

В 2010 году моему внуку Илюше будет 23 года. И я принимаю пожелание Тэйна Густафсона.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта