X

Опасности острова Рота

«Кристин, Джонатан, Дэвис», — выкликнул работник аэропорта. Трое встали. Они летят на Ти-ниан. А нам надо на Роту. Ну, надеюсь, у нас самолетик будет поприличнее. Ведь и пассажиров побольше. Вместе с нами человек пятнадцать.

Да, самолетик у нас не такой уж маленький: двухмоторный ближнемагистральный самолет марки Short-360, 22 метра в длину, примерно такой же размах крыла, два члена экипажа, рассчитан максимум на 36 пассажиров. Между прочим, не хухры-мухры, а продукция британской аэрокосмической компании Short Brothers, основанной аж в 1908 году. Чуть ли не первая в мире авиационная компания. Чисто авиационная, уточняет Википедия. Short-360 используется с 1982 года, но в настоящее время уже восемнадцать лет как снят с производства. За почти десять лет компания выпустила 165 самолетов, из них — 105 (сии полезные сведения почерпнуты мною в электронной энциклопедии «Уголок неба») до сих пор находятся в эксплуатации.

Остальные, видимо, попадали.

13 декабря 1987 года на Филиппинах разбивается самолет марки Short-360 авиакомпании Philippine Airlines. 15 человек погибли.

27 февраля 2001 года из Эдинбурга в Белфаст вылетает Short-360 с грузом почты и сразу после взлета падает: в двигатели набился снег. Оба члена экипажа погибли.

23 августа 2004 года. Аналогичный самолет — правда, военной модификации, — разбивается в Венесуэле. В 2006-м в США разбиваются сразу два таких грузовых самолета…

Все это обычно узнаешь потом, после поездки. Но даже задним числом не начинаешь волноваться. Потому что лететь не страшно, а наоборот — интересно. До острова Рота всего полчаса, только и успеть, что поснимать в левом иллюминаторе знаменитую Марианскую впадину. Или хотя бы зеркальную поверхность океана над нею и белые барашки облачков у горизонта.

Всего полчаса лету, но все по-настоящему: стюард проверил, как мы пристегнулись, проинструктировал насчет безопасности, а затем разнес печенюшки, сырные, с кокосовым маслом, раздал воду в бутылочках (на бутылочках написано: «Rota Crystal»). И вот он, весь покрытый зеленью, остров Рота. В иллюминатор видно пляжи, заметно, что на одном есть даже лежаки с зонтиками. Людей не видно.

«Welcome to Rota» — написано на здании аэропорта. И рядом на местном языке, чаморро: «Hafa Adai».

Пока ждали багаж, со мной заговорил какой-то парень, похожий на американского актера Кьюбу Гудинга-младшего. Спросил, откуда мы, надолго ли, затем начал рассказывать, какой прекрасный остров Рота и как тут напрочь отсутствует криминал, можно даже двери не закрывать, когда спишь. Он со мной разговаривал, а я лишь время от времени вставляла «Cool» (круто) и «Fine» (отлично). Из всех пассажиров этого рейса мы единственные были туристами.

Справа на привокзальной площади — три прокатные конторы: Islander, Avis и Budget. На острове автобусного сообщения нет, такси нет, пешеходные дорожки есть не везде, поэтому прокат машины обязателен, об этом специально предупреждают турагентства. Мы пошли в Islander, потому что менеджер этого рент-а-кара… шире прочих улыбался нам. Ну правда, очень-очень широко улыбался. И тоже был удивительно похож на Кьюбу Гудинга-младшего.

Кьюба Гудинг сказал, что на острове «одна дорога», так что мы смело двинулись и буквально через несколько минут оказались у свертка на наш Coconut Village. Дорога до отеля, как и ожидалось (мы читали), грунтовая, идет сквозь заросли, прямо джунгли какие-то кругом. Однако отель посреди этих джунглей выглядит очень милым.

Поставили машину на паркинге у таблички «Администрация отеля не несет ответственности за оставленные здесь автомобили» (?!). Вот те на! А как же все рассказы про безопасность и отсутствие криминала?

Решили, что табличку повесили из-за кокосов. Тут кругом кокосовые пальмы. Один орешек размером с человеческую голову тут как раз и валяется, причем, видно, давно: высох.

Пахнет вокруг исключительно приятно, я бы сказала — буген-виллеями. Но это просто слово мне так нравится. На самом деле это пахнут плюмерии, их тут множество, земля усыпана опавшими бледно-желтыми цветками.

Coconut Village построен в полинезийском стиле — бунгало на сваях. Кругом надписи по-японски, постояльцы потому что тоже японцы. И хозяин японец: худой такой старик в очках. Вышел к нам и без улыбки сказал, что заселение в тринадцать часов. Повернулся и ушел.

В тринадцать — так в тринадцать. А сейчас одиннадцать. Сели в машину и поехали в деревню Сонг Сонг. Столицу острова.

Дорога контролируется радаром. В двух местах висит такой знак. Непонятно, зачем, да и радара не видно. Проезжаем мимо колледжа, видим плакат, призывающий молодежь стремиться к лучшей жизни. А то она, видимо, не хочет.

Вечером на пляже познакомились с представителем местной молодежи по имени Фенджи. Она учится в Германии, и ее подослали к нам, потому что услышали, что мы говорим не по-английски, и подумали, что, может быть, мы немцы. Фенджи рассказала, что приехала на каникулы навестить родителей, а уезжать ей абсолютно не хочется, потому что здесь, на острове Рота, гораздо, гораздо лучше.

Милая толстая Фенджи с зелеными бровями тоже наговорила мне много хорошего про чудесный остров Рота.

У ее родителей на Роте отельный бизнес, и поэтому ее в детстве никуда в отпуск не возили (имеются в виду другие страны). Фенджи сказала об этом очень грустно, посмотрев, как плещутся наши дети. Она сказала: «Жаль только, они не запомнят всего». «Ничего, мы сделаем снимки на память», — сказала я. Фенджи, вспомнив, посоветовала обязательно сфотографировать закат. На том мы и распрощались, и Фенджи вернулась к своим. Вдруг слышим — кто-то как будто нас окликает. Повернулись к тому месту, где под большим навесом расположилась семья Фенджи, и точно: машут рукой. Нам? С чего бы? На всякий случай поулыба-лись. От навеса отделилась большая тетя с двумя тарелками: в одной рис, в другой мясо и жаренные на гриле сосиски. Ой, ну что вы, спасибо! Тетенька убежала и через минуту принесла вилки, а также колу и севен-ап. Мы опять улыбаемся — так широко, как только можем, и изображаем изумление (мы и правда удивлены, а есть абсолютно не хочется). Благодарим тетку, и, наверное, напрасно, потому что нас за нашу искреннюю благодарность тут же угощают снова: мы получаем баклажаны в кокосовом молоке (очень острые, предупреждает хозяйка) и лепешки. Тут уже мы просто вынуждены забрать все и отнести в машину, потому что есть на песке неудобно, да к тому же местные муравьи почуяли еду и побежали к нам со страшной силой.

Проходя мимо гостеприимной компании, улыбаемся и приветливо машем. Тут я соображаю, чем отплатить за гостеприимство, хватаю фотоаппарат — мол, разрешите сфотографироваться с вами. Полное согласие и понимание. Тетки подзывают всех своих детей и мужчин. Дети подходят, а мужики (довольно мелкие мужичошки) подгребают крайне неохотно, на физиономиях у них выражение двоечников, которых зовут к доске. Женщины, приговаривая — «Rota?s family», — выстраивают детей живописной скульптурной группой, мы с Соней встаем к ним. Мужики, смекнув, что они тут не особо-то нужны, быстро сваливают по машинам.

Прошу теток представиться, и они с готовностью перечисляют всех, но, к сожалению, запомнить невозможно, а записать нечем. Запомнила, что тетку с бородой зовут Ана. Или Ана та, которая в голубой жилетке?..

Вечером в гостинице перелистываю взятые с собой из дома информационные материалы по Роте и натыкаюсь на сообщение RATA-news — ежедневной электронной газеты для профессионалов тур-бизнеса. «Туристов удивят красота и первозданность окружающего мира, широкое гостеприимство местных жителей и захватывающие дух пейзажи». Говорю: вот если бы мы были японские туристы, мы бы поставили сейчас три галочки — «красота и первозданность» — видели, «широкое гостеприимство» — видели, «пейзажи» — видели — и спокойно уехали бы домой. На стойке отеля я углядела заполненные листки поселения — все они были на две ночи. Так отдыхают японцы. Энергичный дайвинг, оперативный гольф, обзорная экскурсия, тысяча отснятых кадров на флэшке — чтоб было, что коллегам по работе показать, — вот и отпуск прошел.

Фенджи тоже удивлялась, что мы приехали на Роту «так надолго» — на целых шесть ночей. Но согласилась, что нам лететь далеко и что для нас это «very expensive» (очень дорого).

Забавна реакция и Аны. Когда я, желая сделать ей приятное, стала нахваливать остров, она радостно закивала: да, и погода супер, и пейзажи, и море, и особенно люди тут — очень хорошие. Тут она, по-моему, даже ткнула себя пальцем в грудь.

Ну и Фенджи тоже болтала про то, какие тут люди замечательные. Такое создалось впечатление, что «широкое гостеприимство» превратилось у местных жителей в навязчивую идею.

Рыбак на пляже ловил на спиннинг что-то неуловимое и заговорил со мной, когда я проходила мимо. Показал свой улов — несколько маленьких серебристых рыбок, сказал, что они идут на сашими, очень вкусные, — хотя я его ни о чем таком не спрашивала. Сказала опять «fine» и «cool», и потопала дальше, мечтая, чтобы никто ко мне сегодня больше не приставал.

Потом я поняла, что радушие — это не государственная политика развития туристической отрасли и не рекламный трюк, а разновидность местной инфекции. Поняла, когда сама заразилась ею.

Продолжение следует.

***

Марианские острова — группа островов на западе Тихого океана, в Микронезии. Включает в себя 15 крупных островов (Гуам, Рота, Сайпан, Тиниан и др.) и нескольких мелких островов и рифов. Общая площадь — свыше 1007 кмІ, население — около 150 тысяч челолвек. Остров Гуам является владением США, остальные образуют государство Северные Марианские острова.

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта