X

Кладоискатели

Пожалуй, каждый человек независимо от возраста, социального положения, образования и политических убеждений мечтает найти клад и сказочно разбогатеть. Эта мечта вполне осуществима: Тюменский край — исключительно благоприятное место для кладоискательства.

Здесь все еще не обнаружены таинственная мансийская «золотая баба» и уникальная библиотека сибирского хана Кучума, сокровища, спрятанные колчаковским генералом Пепеляевым в окрестностях Сургута, и трофейные ценности, вывезенные некоторыми тюменцами из побежденной Германии.

А может быть, кто-то разыскал эти и другие клады, но помалкивает, опасаясь ответственности по статье Уголовного кодекса за сокрытие от государства ценных находок.

До 1917 года кладоискательство считалось частным делом каждого гражданина и не только не преследовалось, но и поощрялось. Поэтому любители этого занятия и дилетанты-счастливчики не перепрятывали найденные клады, а добросовестно отдавали их общественности. Вот директор реального училища И.Я.Словцов собрал за пятнадцать лет не один-два, а 5500 ценных экспонатов, ставших основой для открытия двух краеведческих музеев — Тюменского и Омского.

После Октябрьской революции и гражданской войны кладоискательство стало государственной монополией. Почти два десятилетия местные чекистские органы искали золото тюменских купцов, опираясь на помощь многочисленных «доброжелателей».

В городской отдел ОГПУ поступали письма такого содержания: «…В Тюмени за рекой живет техник Белопасов Антон Иванович, женатый на дочери бывшего владельца завода «Механик» — Машаровой Надежде Николаевне. Последняя имеет очень много ценностей и золота. В 1931 году она арестовывалась органами ОГПУ, но, просидев 15 суток, была освобождена. Выйдя из подвала, она говорила своей золовке Белопасовой Софье Ивановне: «Я умру, но этой сволоте своих денег не сдам. А держать в каталажке они меня не будут, я им не деревенская баба. Вся головка ГПУ сама жената на дочерях купцов и заводчиков».

Особенно упорно искали сокровища купцов Колокольниковых — в Тюмени и окрестностях им принадлежало около десятка жилых домов и других торговых подсобных помещений.

«По слухам от населения Тюмени, — писал один «доброжелатель», — у бывшего доверенного купцов Колокольниковых Митянина есть несколько тысяч золотых монет, принадлежащих братьям Колокольниковым. Ввиду этого не мешает проверить еще одного любимца торгового дома бр. Колокольниковых, управляющего из канцелярии Макушина Ивана Федоровича, проживающего Затюменкой, угол Зиновьева и Ирбитской».

Или еще одно послание в горотдел ОГПУ: «Рядом с Макушиным по улице Зиновьева в собственном доме проживает под девичьей фамилией Семухина Стефанида. Эта особа — жена одного из расстрелянных в 1918 году комиссаром Запкусом купцов Колокольниковых — Ювеналия, который проживал в отделе от своих братьев по вышеуказанному адресу. Возможно, у Семухиной имеется золото и бриллианты».

Эти документы датированы 1932 годом, но поиски купеческих кладов продолжались и позже — только война прервала это увлекательное занятие.

Смысла не стало: тюменцы добровольно сдавали в фонд обороны деньги и кольца, облигации и серьги, вытряхивали из детских копилок последнюю мелочь, которая составила более 100 миллионов рублей. Вот это был клад! Как тут не вспомнить строки Н.А.Некрасова:

В рабстве спасенное,

Золото, золото — сердце народное…

На эти добровольные пожертвования построены авиаэскадрильи «Омский комсомолец» и «Омский мопровец», звено торпедных катеров «Тюменский комсомолец», подводная лодка «Водник Сибири», танковые колонны «Омский колхозник» и «Боевые подруги», танк «Малютка» и самолет «Юный патриот Тюмени».

В 50-е годы золото находили в самых неожиданных местах.

Начальник областного управления МГБ полковник Соловьев докладывал секретарю обкома ВКП(б) тов.Горячеву:

«…В конце января 1952 года заготовитель Eмуртлинского сельпо закупил в колхозе им.Шверника 200 штук петухов. Когда их зарезали и стали обрабатывать, то случайно обнаружили блестящий металл под вид цвета золота, который нами взят и прилагается к докладной. При выезде на птицеферму установлено, что она находится в деревне Новая Нерпа примерно 300 м от населенного пункта на берегу речки Нерпа. Против фермы имеется наносной песок, на котором летом паслись общественные куры, а в зимний период времени были случаи, когда этого песка брали с речки и расспали его в курятнике».

Интересно, что на документе нет никаких резолюций, а приложенные 14 кусочков золота отсутствуют.

В Тюмени при сносе старых домов все еще находят кладь — горстку-другую царских золотых десятирублевиков или рабоче-крестьянских серебряных полтинников. Да и ценный антиквариат кое у кого сохранился: музей «Дом-усадьба Машарова» купил за миллион рублей (еще до обвальной инфляции) старинное фортепиано. Не исключено — оно принадлежало заводчику.

Недавно другой тюменский музей — изобразительного искусства — приобрел за несколько миллионов некоторые оккупационные трофеи генерала армии И.И.Федюнинского.

Сейчас не секрет: в 1945 году наши воины кое-что брали из оставленных немецких домов. Но у солдата за спиной котомка — что в нее поместится? А вот старшие офицеры и генералы могли и сами себе трофеи отбирать, и через специальные отделы при штабах — в зависимости от должности и звания. Например, майору или подполковнику разрешалось заказать и отправить домой мотоцикл. А генералы могли доставить себе машины БМВ или «мерседесы», а также «вагон стильной мебели» (именно с такой формулировкой). Представим возможности нашего земляка — первого заместителя главкома Группы советских войск в Германии…

Так что в Тюмени еще есть клады. Плохо другое: современные кладоискатели не утруждают себя изучением архивных документов и различными земляными работами, а крадут художественные ценности и реликвии прямо из музеев и частных коллекций. вспомним ограбление того же музея изобразительного искусства или кражу 25 советских орденов из музея тюменской авиации в «Плеханово».

Такое «черное кладоискательство» — занятие не только позорное, но и весьма затратное: много лет лишения свободы схлопочешь. Музейные грабители на своей шкуре испытали: государство научилось не только искать клады, но и надежно охранять их.

А вообще-то, лучше открывать клады среди своих родных, близких и сослуживцев. Не зря говорят: «Жена (муж) у меня — клад!» Поиск ценных человеческих достоинств и безопасен, и надежен. Такие клады не облагаются никакими государственными налогами и инфляции не подвержены.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта