X

«Миньон» тюменский с «Ежевикой»

Хорошо разогрев плавильный котел своего воображения, Чарльз Мерджендал (Charles Henry Mergendahl, 1919-1959) решил отпустить в большой мир свой шестой роман с именем «Куст ежевики» (The bramble bush).

Случилось это в 1958 г. И с той поры английская детская считалочка о странно-умном человеке, прыгнувшем в куст ежевики и поцарапавшем там глаза, потом прыгнувшем в другой куст и выцарапавшем их обратно, полюбилась миллионам. Как и та (у Агаты Кристи), про десять негритят, так некстати захотевших искупаться, поесть и т.п.

Роман давно стал сверх (мульти) бестселлером, издательства с глобальной пропиской печатали его 22 раза, автор попал в справочник «Кто есть кто», где значится как «известный американский писатель».

Но «высоколобые» тети и дяди из МГУ и ИМЛИ были заняты протекцией для писателей зарубежья из числа своего круга, Ч.Мерджендал в него не входил, и слава его обтекала советские границы. Теперь они — российские, практически открытые. Однако новое и крепкое иМя западного автора в России открыли нам не книгоиздатели так называемых «сложившихся центров», а сотрудники — извините за эти грубые бирюльки капиталистического новояза! — ТОО «Миньон» в Тюмени, редакторы Л.Седов, А.Файнгерц.

И вот только что книжный куст ежевики расцвел в нашем городе тиражом в 75 тыс. экземпляров в довольно приличном виде, в оформлении Р.Шульженко и в переводе Н.Грининой. Спасибо, издатели, вы первыми знакомите россиян (через Тюмень!) с увлекательной, умной и лиричной, нервной и романтичной Книгой. Для любителей крутого сюжета скажу — будете тоже довольны. Eсть криминал.

Eсть и грехи — от младенческого самоутверждения многих издательских фирм в условиях этой смутной свободы, когда все хочется делать по-своему. Я уже сотни раз писал о том, что в советское время культура книгоиздательства была достаточно высока и, особенно после подписания женевской конвенции в 70-е годы, считалась с мировыми стандартами и традициями.

Вряд ли стоило расписывать топографию полуострова Кейп-Код в штате Массачусетс (США), умилять нас достоинствами античного Бахуса… Такого рода примечания интересуют немногих и по традиции помещаются в комментариях в конце книги. Как и короткая справка об авторе. По всем правилам нужно было давать нормальное предисловие. Получились и не аннотация, и не введение в поэтический мир автора. Плохо, что благодарность одному из инициаторов издания (В. Нежельскому) выражена… после выходных данных на самой последней странице.

В ситуации первого российского издания, конечно же, должен быть представлен и автор перевода. Кстати, судя по контексту, стиль Ч. Мерджендала не всегда выдержан. Особенно это чувствуется в описаниях потоков сознания персонажей, выпадении детективных клише из американских крим-серий по принципу deus ex machina (бог из машины).

Так что не забывайте нас, профессиональных филологов, обращайтесь, мы много не просим.

А в целом изданная вещь не потеряла своей прописной буквы, явилась к нам той книгой, которой и была рождена в 1958 г. Она написана в духовно-культурной атмосфере американского Бостона — цитадели и хранителя европейских традиций в Штатах. Она горчит, как старый добрый эль, согревает, как настоящий шотландский виски. Она любит грешных людей, как отец своего блудного сына, возвращающий его в лоно Господне (финал истории Гая Мон-форда).

Стилевые нити английского психологического романа удачно вплетены в скупые нервные пучки Хэмингуэя. Eвропейский модерн Д. Джойса с его «Улиссом» обрамлен метафорическими вспышками Ф. Фицджераль-да. Одним словом, роман плывет свободно и красиво в океане современной культуры, как яхта Гая с именем незабвенной Джулии на борту.

Вечные ценности человечества и реальная жизнь маленького вымышленного города Ист-Нортона с населением в тысячу жителей притягивают нас, словно волны Атлантики, — умыть, убаюкать, успокоить, вспомнить об осенней прелести бытия. Когда, умирая, можно передать любовь своим близким людям. Осветить светом надежды новое дитя.

Трагедия и торжество любви прочно перевязали судьбы героев из одного поколения — доктора Гая Монфорда, его друга Лэрри Макфея, его жены Маргрет. Рак уносит все дальше в небытие Лэрри.. Но его любовь к Map все больше вбирает в себя и Гая. Возникает проблема эфтаназии — Лэрри просит врача об уколе смерти, чтобы уйти, зная, что Map и Гай будут счастливы после него.

И в этой роковой коллизии жители Ист-Нортона прекрасно разбираются. Но мало кто готов понять и простить начало новой любви. Как легко все перебросить в криминал! Врач, бывший друг, объявлен убийцей, Map -коварной и неверной женой. И она тоже смертельно больна. Жить остается лишь Гай — с новорожденным, в котором они теперь будут все трое. И, обратившись лицом к Богу, Гай останется. За порогом — Шеффер-пьяница (аналог наших общегородских чудиков). Лишь он открыто на стороне Гая. Да новая старая любовь — Фрэн. Для которой и сын Гая, и она сама, и сам Монфорд — люди, потерявшие всех и вся. И она будет любить их всех, и они спасутся от одиночества.

Роман многомерен, в нем есть и то, что внесла в мировую цивилизацию Америка, — энергия делового стиля жизни, динамизм и своеобразная фактура общения. Но и сам автор, и его герои органично вбирают в себя великие и добрые традиции, прекрасно видя из гавани маленького Ист-Нортона берега туманного Альбиона, солнечные гроздья Италии. Они принимают весь земной мир и под бременем страстей человеческих взыскуют счастья.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта