X

  • 12 Июль
  • 2024 года
  • № 75
  • 5574

Последний рубеж

75 лет назад — 8 августа 1919 года — войска Верховного правителя России адмирала Колчака оставили Тюмень. Тогда этот манёвр считался частью стратегического замысла по окружению и уничтожению основных сил 3-й и 5-й красных армий в междуречье Тобола и Ишима.

ВНEМЛИТE СEБE

Лето девятнадцатого года выдалось холодным и дождливым. На улицах Тюмени под ногами, расплываясь, чавкала жидкая грязь, серели лужи. На заборах и в витринах магазинов плакали, кисли от дождя белые бумажки: «Отход наших войск на Уральском фронте вызвал в тылу армии совершенно недопустимые явления: большевистские агенты совместно с представителями противоправительственных партий усилили свою работу по созданию всевозможных ложных и тревожных слухов об армии и правительстве.

В среде этих граждан, которые никогда ни о чем не думали, кроме наживы за счет государственного бедствия, и утратили всякие представления о долге, совести и чести, создалась животная, трусливая паника. Появились отвратительные явления беженства здоровых, физически сильных людей, не способных с оружием в руках отстаивать даже себя и свое достояние. Они уклоняются под различными предлогами от величайшего долга перед Родиной — военной службы. Только трусы, негодяи и изменники могут говорить о какой-то катастрофе, только в нравственно разложившемся обществе могут возникать трусость, и низость.

Я буду вести борьбу с большевизмом на фронте и в тылу до полного уничтожения этого позора. Я хочу верить, что среди населения Сибири есть сильные и твердые духом граждане, которые помогут армии и мне довести до конца начатое дело. Их не смутят неудачи и испытания, которые еще предстоят на крестном пути освобождения и восстановления России и государства Российского.

Верховный правитель и Верховный главнокомандующий адмирал Колчак. 26 июля 1919г., ст. Тура». Стены кусками роняли размокшую бумагу. Ветер подхватывал черно-белые кружева воззваний, швырял на дорогу под ноги людей в погонах.

Брызги грязи липли на сапоги, на короткие английские шинели. Винтовки с ложами из черного ореха резали плечи. Огромные вещевые мешки и подсумки с патронами гнули к земле. Скользко и сыро.

«Калинушку ломала, ломала, ломала,

Чубарики-чубчики ломала…»

Песня путалась, глохла. Бумажные лохмотья трепались на тюменских заборах: «Граждане городов, заводов, сел и деревень! Молю вас, братья, внемлите себе. Враг у ворот Сибири: ей вновь угрожает ужас порабощения всякой свободной жизни, труда и мысли…

Я объехал фронт от передовых войск до глубокого тыла, и всюду картина одна — отходят войска, обозы, а впереди их многотысячным потоком поездов и повозок движутся десятки тысяч беженцев… Бегут купцы, коммерсанты, интеллигенты. Бегут политические деятели всех партий. Бегут помещики, крестьяне, мастеровые, рабочие. У всех одна мысль — уйти подальше на восток, куда, авось, большевики не дойдут, переждать и заняться своим делом.

Молю вас, братья, внемлите себе. Почему у вас ни у кого, за исключением немногих, не пробуждается желание: вместо того чтобы бежать — взяться за оружие, за топоры, за вилы и примкнуть к армии, вступить в борьбу за свои очаги, за свои поля, за свои святыни.

Командующий войсками Восточного фронта генерал от инфантерии Дитерихс. 2 августа 1919г., г.Тюмень».

Мокрые и озябшие роты шли мимо, не замечая. Все равно. Не поможет. Надоело.

У вокзала вереница пролеток, телег, тарантасов. Уезжающих много. Черная платформа блестела. На путях пыхтел паром бронепоезд «Святая Русь». Глядя на уходившие из Тюмени войска, диктатор надеялся на вспышку боевой энергии своих егерских батальонов, морских штурмовых бригад, казачьих полков, Ижевско-Воткинской, Тюменской и Тобольской дивизий… На добровольцев из дружин «Святого креста» и «Зеленого знамени». Вот только дождь мешал. И еще… все надоело.

АДМИРАЛЬСКИЙ ЧАС

Зарубежные исследователи гражданской войны в Сибири считают: отход колчаковцев из Тюмени за реку Тобол был в тех условиях единственно правильным решением. Отступление — не обязательно военное поражение. Колчаку и его генералам удалось оторваться от красных армий и, опираясь на сильный оборонительный рубеж, прикрыть политический центр белого движения — Омск. Но стабилизация фронта — успех в позиционной войне. При гражданском противостоянии бездействие сторон вызывает массовое разложение войск. На берегах Тобола отмечались неединичные факты братания соотечественников. Такого поворота событий не допускали ни Ленин, ни Колчак. Используя многоугольник Оби, Иртыша, Тобола и Тавды, адмирал направил 7 бронепароходов («Мария», «Тоболяк», «Тура», «Алтай», «Катунь», «Чешский сокол» и «Eрмак») в обход левого фланга 3-й Красной Армии с задачей окружить и уничтожить ее силы, действующие на Ишимском направлении. Речную военную флотилию и десант егерей прикрывали 10 гидропланов.

25 сентября 1919 года три бронепарохода появились у Тобольска и, не обращая внимания на артиллерийский обстрел полевых батарей, высадили на берег штурмовые роты. Красные войска оставили город и отступили по тракту в сторону Тюмени. 5 октября колчаковцы захватили село Бочалино в устье Тавды. Одна бригада 51 — й стрелковой дивизии во главе с Блюхером оказалась в окружении. Колчак уже собирался перебросить свои ударные части по реке Тавде в глубокий тыл Красной Армии, на Тавду, Туринск, Ирбит.

В телеграмме командарма 3-й армии Меженинова тревога: «Обращаю внимание на преступное оставление 51-й дивизией на произвол судьбы своей первой бригады и неиспользование маневра этой бригады для восстановления у гор.Тобольска, а также на недопустимое оголение устья р.Тавды, что дает противнику возможность выхода на Тюмень и далее…»

Так адмирал Колчак еще раз доказал свой талант флотоводца. Но боевые действия на сибирских реках отличались от морских сражений с германскими дредноутами. Верховный правитель России воевал со своим народом. Карательная политика правительства, финансовые махинации чиновников, антинародный закон о земле, умело использованные красными для агитации, делали свое дело. Беспрерывные мобилизации дали несколько десятков тысяч новых солдат, но этим солдатам нельзя доверять. Нет гарантии, что они не перейдут к красным. Не потому, что они сочувствовали им, а потому, что больше верили в их силу, чем в силу Колчака. Кто наступал, тот вел за собой солдат.

А погода испортилась окончательно. Первые снежинки кружились в воздухе. Замерли «чертовы машинки» — так называли красноармейцы бронепароходы и гидропланы. Наступление от Петропавловска до Кургана, возвращение Тобольска и бросок на Тюмень стали последним успехом белых. После 20 октября началось их беспорядочное, безостановочное отступление. Отступление, похожее на бегство.

КРОВЬ КРОВЬЮ

От судьбы не уйдешь. И не убежишь. Судьбы главных участников самого большого в истории Сибири военного сражения схожи, несмотря на все различия в мировоззрении, возрасте и официальном положении. Участь расстрелянного 20 февраля 1920 года на льду Ангары адмирала Колчака разделили командующие 3-й и 5-й красных армий Меженинов и Тухачевский, начальник 51-й дивизии Блюхер и его комбриги Васильев и Мрачковский, вступившие 8 августа 1919 года в сырую и холодную Тюмень. История в очередной раз предупредила: в гражданской войне не бывает ни побежденных, ни победителей. Одни жертвы.

Автор благодарит работниц Тюменского областного центра документации новейшей истории за помощь в работе над очерком.

***
фото: На снимке, публикуемом впервые: праздник, посвященный 5-летию освобождения Тюмени от колчаковцев.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта