X

Мне бы в небо

Во вторник два самолета «Орион-СК-14», произведенные в Тюмени в цехе компании «Орион-авиа», вернулись из подмосковной Балашихи, где участвовали в авиасалоне.

Правда, с погодой не очень повезло: из-за дождя часть показательных полетов отменили. Тюменские летчики оказались первыми, кто осмелился выступить — и так наши амфибии открыли всероссийский фестиваль.

А потом благополучно вернулись домой. И уже тут директор компании Сергей Карпов узнал, что 28 мая один из самолетов его конструкции, принадлежащий НПЦ АОН (авиация общего назначения), совершил жесткую посадку на озеро Мергень в Ишимском районе. Карпова сразу включили в состав комиссии по расследованию происшествия.

— Это был борт СК-12 2010 года выпуска, он регулярно проходил техобслуживание. Каждые 50 часов налета, — говорит Карпов. Он объясняет, что комиссия действует по утвержденному порядку, опрашивая специалистов, и только потом дает заключение. При необходимости двигатель могут отправить на экспертизу.

Тот борт вылетел без уведомления. Оно подается за час до начала полета. После взлета нужно сообщить диспетчеру, что борт вылетел и будет работать в таком-то районе.

— Наши самолеты обычно летают в классе G — это общественное воздушное пространство, специального воздушного разрешения им не нужно, — объясняет мне Сергей Карпов.

— Как проходит полет?

— У нас есть авиационные карты, там обозначены зоны. Перед вылетом мы составляем маршрут.

Сергей достает бумажную карту и показывает: на ней синим обозначены диспетчерские зоны, красным — те, над которыми так просто не пролетишь. Например, над заповедниками на определенной высоте нельзя летать без разрешения. Или там заводы, электростанции, военные аэродромы.

Самолет оборудован радиостанцией для связи с диспетчером. На связь надо выходить каждые сорок минут (и вообще там, где есть связь — ведь, скажем, на Крайнем Севере не так много диспетчерских зон). Надо сообщить, что ты взлетел в такой-то точке и следуешь туда-то на такой-то высоте. Диспетчер информирует: тут борты, тут беспилотники, погода такая-то.

— Мы летаем на высоте от ста до трех тысяч метров, дальше не можем, нет кислородного оборудования, — рассказывает конструктор «Ориона». Он говорит, что за все время существования компании, то есть с 2002 года, случалось несколько жестких посадок и одна катастрофа, когда в 2007 году два человека погибли, но еще ни разу не было аварии из-за отказа двигателя. А ведь именно этой версии придерживается следствие. Вторая версия — ошибка пилота.

В 2018 году был подобный случай посадки на воду, говорит Карпов, пилот не пострадал: «А борт мы вытащили и собрали заново, он до сих пор летает».

***
фото: «Орион-СК-14» в небе над подмосковным аэродромом Черное.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта