X

  • 23 Июль
  • 2024 года
  • № 79
  • 5578

Пушкин на языке тигринья

Это пятый год в Тюмени ученого-энтомолога Ангесома Гебремескела из Эритреи, или Ангиши, как коротко звучит его имя. Чувствуется, что Ангесому здесь комфортно — да, наверное, такому человеку везде будет хорошо. Он очень общительный, в этом и сам признается: «Могу говорить, говорить, и меня не остановить».

По фото в социальных сетях видно, что он успевает и на экскурсиях по Тюмени бывать, и с друзьями общаться, и, конечно, уделять много времени науке. Все фото подписаны на русском. Большие глаза с легкой грустинкой, крупные губы и четко очерченные ноздри. По прибытии Ангесом столкнулся с той же проблемой, что и все жители африканского континента — мороз. Стереотип о теплолюбивых африканцах может показаться смешным, но тем не менее он правдив. Одно дело слышать, каковы снег и холод, и совсем другое — столкнуться с ними в реальности. Ангесом приехал в ноябре, теплой одежды у него не было, пришлось покупать. Но адаптировался достаточно быстро: «Мое тело привыкло к такой погоде, и потом мне уже было легко».

Основная цель Ангесома — исследовать сложный комплекс видов коротконадкрылых жуков (Coleoptera: Staphylinidae), которые, как он говорит, очень нужны сельскому хозяйству.

— Они важны тем, что их используют в борьбе с вредителями на полях, — объясняет Ангесом, -поэтому таких насекомых можно выращивать в лабораториях, импортировать и экспортировать из страны в страну.

Кстати, вначале Ангесом занимался изучением обезьян, а потом перешел на насекомых. Работает он в группе, проблем с языком нет, все говорят на английском. Почему Ангесом оказался именно в России? «В моей стране технологии очень плохо развиты, когда я получу PhD (степень, аналог кандидата наук -П.К.) здесь, буду делиться опытом и развивать свой университет», -объясняет он. Программа Ангесома разработана специально для энтомологов и рассчитана на четыре года. Ангесом — аспирант института экологической и сельскохозяйственной биологии (X-Bio) ТюмГУ по специальности «энтомология». Работа строится на исследованиях в лабораториях и работе в полях. Полевые экспедиции длятся с мая по июль: «Мы собираем жуков в траве, на берегах рек, рядом с деревьями. На пляжах Азовского моря, на Черном». Часто экспедиции проходят в очень диких лесах, исследователи живут в палатках. Там могут встретиться даже медведи. Пока везет. На вопрос, не беспокоится ли он насчет зверей, Ангесом только отмахивается. Да и чего бояться человеку, у которого на родине можно увидеть африканского буйвола?

Родители Ангесома из маленькой деревни, и история успеха ученого буквально повторяет историю нашего Ломоносова. Сначала он учился у себя в деревне, ему очень нравилась биология, и учитель был хороший. И, конечно, на вопрос, кем он станет, Ангесом отвечал без сомнений — только биологом. Доволен ли теперь его учитель успехами своего талантливого ученика? Eще бы!

Ангесом в Тюмени адаптировался до такой степени, что мало чем отличается от местных: посещает «Ассорти», любит борщ. Ходит в церковь. Я ему посылаю стикеры в мессенджере, три розочки, он в ответ шлет две, я пишу, что в России два цветка лучше не присылать, это для мертвых. Оказывается, он не знал этой традиции. Теперь знает.

Стоит узнать получше русских, и они становятся хорошими друзьями, считает Ангесом. А еще в России точно такой же кофе, как в Эритрее.

Кроме кофе, нас с Эритреей неожиданно связывает Пушкин: да, приготовьтесь, по новым данным его прадед родился именно там, по соседству с Эфиопией. Ангесом стихов русского поэта не знает, но большой памятник Пушкину* видел сам. А теперь Эритрею с Россией связывает еще и сам Ангесом, который говорит, что успех — это прежде всего работа. Дома Ангесома ждут жена и дети. Как же воспринимают жена и дети вынужденную разлуку? Дети — откровенно плохо, они не понимают, что папе нужно уезжать. А мама — на удивление хорошо. Кстати, она и сама училась в Турции.

Русский язык энтомологу нужен только для общения в городе, и он признается, что разговаривать на нем достаточно сложно. «Люди говорят очень быстро, когда чуть помедленнее, мне становится более понятно». Кстати, английский для Ангесома тоже не родной — его учат в школе как государственный, а национальный язык — тигринья. На нем говорят только в двух странах: Эритрее и Эфиопии. А Пушкин на языке тигринья будет вот так: FrilrO. «Мы называем его Пушкин» — и мы тоже.

13 июня Ангесом успешно защитил диссертацию (PhD) в Тюмени, а зимой он поедет защищаться в Санкт-Петербург. Он показывает мне вещи, которые купил на ярмарке: плетеную сумку — подарок для дочки, рыжиковое масло для себя — в салат.

* Памятник Александру Сергеевичу Пушкину в Асмэре, столице Эритреи, открыли в 2009 году.

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

***
фото: Ангесом в лаборатории;В полевой экспедиции.

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта