X

  • 23 Июль
  • 2024 года
  • № 79
  • 5578

Придет время избавиться от архитектурного мусора

За внешний облик любого здания в городе должен отвечать архитектор, считает Сергей Колесник, владелец компании «Колесник». В этом он убедился на собственном опыте: это не только грамотно с точки зрения развития городского пространства, но и экономически выгодно.

— С 2018 года, когда вы впервые пригласили на свой объект (на улице Олимпийской) архитектора и захотели изменить не только здание, но и пространство вокруг, прошло шесть лет. Как вы считаете, вам удается менять город? Как он меняется: что вам нравится, что не нравится?

— Наших объектов стало больше, они появились практически во всех районах, они стали заметнее и, наверное, больше влияют на городскую среду. Но девелоперы оказывают большее влияние на город, я имею в виду тех из них, кто не стоит на месте, а ищет интересные решения, эволюционирует. Кроме того, меняется подход к созданию городского пространства в работе управ, главы города. Это можно проследить на примере набережной: если вначале городское и профессиональное сообщество оценивало набережную как «дорого и нефункционально», то сегодня есть изменения. Посмотрите: часть набережной возле конторы пароходства — отличное место для времяпрепровождения! Мы ждем, когда набережная соединится с проектом Речпорта: появится еще одно красивое место. Свой вклад вносят и новые скверы. А реконструкция улицы Ленина — это совсем другой город, другой подход к его преображению.

— Сколько помещений благодаря вашей компании уже получили вторую жизнь? Сколько сегодня у вас проектов в Тюмени: какие из них самые интересные для вас?

— Декларируем 35 завершенных проектов, 25 — в работе, в том числе и в Красноярске. Наш флагман -реализованный проект «Конюшня». Сегодня все ждут окончания работ по комплексу «Парковый», известный больше как «Пещера». Наконец-то рядом с экопарком появится место для еды! Eще один из проектов — «Рыба-пила». Этим проектом мы открываем жителям ЖК «Апрель» выход на улицу Федюнинского. Сейчас там много заборов: планируемые стройки, паркинги… В работе с комплексом зданий мы пошли на экспериментальный шаг — разделили здания между четырьмя архитекторами. Каждый занимался своим и не знал, что делают другие. Архитекторы думали о том, как сооружение будет смотреться со стороны кольца и со стороны дороги. Eго будут видеть автомобилисты — немного с высоты и на скорости, поэтому геометрия крыш получилась интересная. Предстоит много работы с кровлями разных скатных форм.

Много и менее заметных проектов. Например, на Полевой, 109. Мы добавим в фасад крупноформатные остекленные витрины первых этажей и яркие лестницы с металлическими ограждениями. По периметру выстроим амфитеатр и зеленые зоны.

Eще один проект потребует реставрации, мы впервые этим занимаемся. Это памятник архитектуры — дом и магазин Панкратьева. Планируется также благоустройство сквера вокруг, за счет чего пространство станет очень функциональным. Можно будет ставить летние веранды и применять другие интересные решения.

В Красноярске запустили проект «Подворотня», он похож на «Конюшню» в Тюмени. Сейчас приступаем к большим проектам: постройка на набережной. Работаем над проектами в Eкатеринбурге. Наш лозунг «Делаем город лучше» сегодня изменился на «Делаем города лучше».

У нас появилась франшиза -это дорого, мы тщательно подходим к выбору партнера: человек должен быть с капиталом, с ценностями, с опытом. В Красноярске уже реализуется четыре проекта по франшизе.

— Как с 2019 года изменился менталитет собственников недвижимости, удалось ли вам убедить их в искренности своих намерений преобразить городское пространство? Удалось ли заразить таким отношением?

— Тренд мы задали, есть последователи наших принципов, но их пока немного, и это нормально. Мы не победили желание арендаторов иметь много вывесок, баннеров в одном месте — это долгий путь.

— Современная архитектура: что с ней будет через тридцать лет и как можно будет эти здания реконструировать? Например, новый корпус ТюмГУ. Или точечная застройка девяностых с ее башенками и эркерами, они же весьма обветшали за тридцать лет и выглядят уже не только не элитно, но, я бы сказала, мусорно. Какую реновацию можно с ними провести?

— Это большая проблема. Мы часто ее обсуждаем. Отчасти именно для этого мы запустили межрегиональный форум «Урбанисткапиталист», создаем подкасты под одноименным названием, где обсуждаем подобные важные темы с экспертами. Важно понять, что делать с этим наследием. Многие застройщики эволюционируют. Но продукта несовременного по-прежнему много… Большая задача будущих поколений — это все исправить, чтобы города выглядели комфортно. И если благодаря рыночным механизмам мы научились перезапускать первые этажи зданий, то как проводить реновацию 25-этажных зданий, особенно жилых домов, — это вопрос. Ответа сегодня нет. Для этого мы устраиваем дискуссии.

— Вы стали инициатором ассоциации редевелоперов. С какой целью?

— Мы стремимся создать сообщество людей, заинтересованных в развитии редевелопмента не только в Тюменской области, но и по всей России. Ассоциация призвана объединить архитекторов, владельцев коммерческой недвижимости, строителей, а также экспертов в области редевелопмента, чтобы обмениваться знанием, опытом, делиться кейсами, а также начать разработку стандартов редевелопмента на федеральном уровне. Миссия ассоциации — создать новое видение редевелопмента в стране и изменить стереотипы. За последнее время и даже сегодня строится то, что уже завтра нужно перестраивать. Будущим поколениям придется искать механизмы для этого. И сейчас это зарождается. Только путем редевелопмента, реновации мы можем исправить уже сложившийся город. Важно, чтобы это происходило под контролем экспертов. Просто менять старое на новое, без архитектора, нельзя. За внешний облик любого здания в городе должен отвечать архитектор.

— А как вы относитесь к тому, что теперь такие вопросы в Тюмени будет решать не архитектор города, а центр стратегического развития «Сибирь», этакий «народный архитектор»? В принятие решений вовлекаются инвесторы, студенты — будущие архитекторы, нынешние архитекторы, чиновники, неравнодушные горожане.

— Это самый сложный вопрос, который сегодня стоит перед всеми городами. Я и сам его очень часто задаю своим собеседникам в подкастах «Урбанист-капиталист», спрашиваю у архитекторов, представителей власти: кто решает, как должно выглядеть здание? «Только не один человек!» — говорят все в один голос. Должность главного архитектора — очень субъективная. Мои собеседники приводят в пример свой опыт взаимодействия с главными архитекторами в разное время, когда были согласованы очень странные элементы зданий… Все говорят о необходимости сообщества экспертов. Это сложный путь.

И в целом я хорошо отношусь к тому, что у нас появилось такое сообщество — центр стратегического развития «Сибирь». Теперь важно, чтобы он действительно имел вес, не усложнял работу там, где это не надо, и вовремя реагировал на ситуации, которые того требуют. Повторю: это очень сложно. До сентября прошлого года у городских властей вообще не было механизмов влияния на архитектурный облик зданий, проверялась только техническая и юридическая документация. Теперь в Градостроительном кодексе появилась соответствующая поправка.

Появление центра стратегического развития «Сибирь» — точно правильный путь. Возможно, не сразу все получится. Но важно не мешать хорошему: у нас есть сильные девелоперы с профессиональными архитектурными бюро, они драйверы отрасли, для которых принципиально важно развитие городского пространства. И есть девелоперы, производящие продукты, которых не должно быть в современном мире, — вот с такими специалистами и важно работать центру «Сибирь», направить их, помочь в чем-то. Ведь фасады домов, в том числе и жилых домов, — это не собственность застройщиков или владельцев квартир и помещений. Все горожане так или иначе взаимодействуют с фасадами: мы ходим и ездим мимо них, они влияют на формирование нашего сознания и сознания наших детей.

ФОТО ВИКТОРИЯ ЮЩEНКО

***
фото:

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта